• ↓
  • ↑
  • ⇑
 
03:06 

Не надо относиться слишком серьезно к жизни, все равно из нее вам живыми не выбраться...
Марево.. алая дымка упала на глаза.... но зрение.. в нем нет необходимости сейчас… зачем видеть, если можешь чувствовать… если каждая клеточка твоего тела впитывает подобно губке… боль… чужая.. она подобна инородному телу.. чужому органу.. навязываемая твоей волей…что пресекает все попытки к отторжению…
Руки, что замерли над распростертым телом… боль лишила ее сознания… опрокинув в томительный бред… подобный агонии…твои пальцы изредка вздрагивают, попытки пробиться, пока не увенчались успехом…но ты чувствуешь, как боль ядом отравляет организм…проносясь по телу с кровью… она уже почти осязаема, еще миг, и она раскроит твои ладони острыми гранями… осколками разбитого сердца…
Холод… закрывая глаза ты видишь лед… ты слышишь как поет вьюга… но ты заглядываешь в себя, не так ли?

Он появился на подоконнике, подтянувшись на руках… в комнате было темно… и лишь одинокая свеча старалась разогнать мрак вокруг…Девушка лежащая на полу… лишь изредка едва слышно стонала…то ли бредя.. то ли пребывая в кошмаре… Она сидела рядом… спиной к нему…
- Зачем ты пришел, Аски? – едва слышно… и ясно, что сил у нее почти нет…бледные руки.. скользили по воздуху над телом.. словно что-то перебирая.. шевелились пальцы..
- Для чего? – он замолчал, не решаясь подойти ближе – тебе мало собственной боли, так ты решила забрать чужую? – легкий укор, который похоже он и сам не знал.. к чему привязать.. к ее поступку или к чему-то еще?
- Ты прав… - в голосе появилась улыбка… а тело неестественно вздрогнуло, прогнулось.. для того, чтобы вернуться в прежнее положение ей потребовалась минута…сводило запястья.. ломило как на холоде…
- Зачем? – он присел за ее спиной… в этот миг девушка застонала…кусая губы в кровь…
- тише.. тише… - успокаивая -… скоро все кончится…- пальцы побелели.. словно при обморожении, - я жила с болью долгое время… я знаю, что это.. она – нет.. она сильная… потому до сих пор и дышит… но боль ее убивает…
- тебя тоже….
- знаю… - в голосе не было грусти.. может быть лишь тонкий налет…- ты как-то спросил меня о цели моей жизни… что я ответила.. помнишь? – ладонь легла на лоб девушки…
- что хочешь стать счастливой и сделать счастливым кого-то еще… - долго вспоминать не пришлось.. эти слова почему-то врезались в память… а от осознания происходящего горечь подступала к горлу…
- вот видишь… - веки прикрылись.. скрыв глаза… трепет ресниц…
- зачем ты жертвуешь собой?

Чужое сознание сопротивлялось отказываясь пускать тебя…Зачем он задает все эти вопросы, зачем он пришел сюда… зачем? Почему он не остался там, где его любят…ведь он этого хотел…почему сейчас.. он пришел, чтобы посеять в душе сомненье.. вот только не получится… душа в пепле.. сердце в осколках.. и немалая вина за все это лежит на твоих плечах.. что толку винить в своих бедах других…когда каждый сам кузнец своего счастья? Снег.. перед мысленным взором шел снег…или это пепел? Пальцы жгло… лед тоже может обжигать… это ты узнала на собственной шкуре… Новая попытка вскрыть чужую боль… сопротивление.. оно постепенно таяло… и в один миг… всем едким.. грязным потоком она выплеснулась в твое сознание… заставив тело сжаться в комок.. но стоит продолжать.. ломота в суставах.. их словно выворачивает.. обрывки фраз.. туманные картинки чужого прошлого и настоящего.. у тебя не хватит сил, чтобы осмыслить их… понять осознать.. сил и времени…да это и не нужно …мир окрасился в алый… новы рывок…и из-под тебя уходит почва… ты падаешь… но тебя подхватывают чьи-то руки… Аски .. всплывает имя в помутненном сознании… треск битого стекла или чего-то схожего.. а он все спрашивает зачем…? Ты чувствуешь прохладу его ладони на своей щеке.. но ты уже даже не уверена, что на своей.. тело.. и душа отпускают друг друга… дышать реже.. не потому что больно.. больно все… даже думать.. а потому что трудно, почти невозможно…
Неужели, ты не понимаешь?...боль убила бы ее… - а твое тело продолжает выламывать… словно жидкий металл разливаясь по венам вдруг начал застывать…
Ты убиваешь себя… отпусти ее… шепчет его голос у самого уха… а ты лишь через силу улыбаешься… даже не стараясь качать головой… у нее есть друзья.. они помогли бы…зачем ты приносишь себя в жертву…?
- не думай.. что я жертва – обретая силу голоса.. зная, что это не на долго, - я – эгоистична… я иду к своей цели…
- но я думал.. - его пальцы впиваются тебе в плечи…почему-то пахнет горячим воском…и медом…из звуков.. лишь его голос и биение сердца..
- ты понял все буквально… - с надрывом -.. ты думал, что это должен был быть обязательно мужчина? Какая разница.. кого сделать счастливым его или ее…ты говорил о друзьях… они ей дороги… - открыв глаза.. смотря на него.. снова улыбнулась… - она не поделилась бы с ними… потому что любит… а меня она не знает…
- ты умираешь? – вопрос.. хотя по голосу ясно, что он не хочет слышать ответа..
- да – но ты привыкла отвечать, когда тебя спрашивают…
- но…
- моя смерть… она ничего… - голос тает…как и мысли.. пресыщение болью… она достигла своего апогея… момента.. когда ты перестаешь ее замечать.. – не будет значить.. лишь опечалит… как печалят плохие события, произошедшие с незнакомыми людьми…
- а чувство вины…- надежда угасла…
- она не узнает… ты ведь не скажешь ей…правда?
-что из-за нее ты лишилась жизни?
- да…
-такое скрывать нельзя…
- мы с ней квиты… - его непонимающий взгляд… - она помогла мне умереть счастливой…– отвечая прежде, чем он задаст очередной вопрос.. сколько же их в его голове… а вот руки… плотнее прижимают тебя к нему…- лучше прожить жизнь длиною в миг и знать, что цель достигнута… чем жить долго, но так и не выполнив задуманного…
- ты заберешь всю боль… - сокрушенно, как видно, осознавая, что уже ничего не изменить…
- нет… немного я оставлю… иначе.. она не сможет оценить – голос утих…
- чего?
- счастья…лишь только при наличии плохого.. мы умеем ценить хорошее… - говоря уже с трудом… чувствуя как сосуд лопается один за другим…сжимая его ладонь.. уже даже теплую.. по сравнению с твоей.. ледяной… уже не видя его лица.. лишь блеклые очертания…- я оставлю ей каплю… чтобы она помнила… чтобы знала… я умираю счастливой.. от осознания того, что сделала счастливой ее… моя цель достигнута – словно подводя черту под разговором…
… ее голос.. что стал едва слышным… и бледность кожи… и глаза.. лучше бы он не видел ее глаз.. раньше они сияли, как звезды.. особенно, когда она смеялась… теперь же во взгляде лихорадочный блеск…да и тот потух… зрачки замерли… а тело обмякло в его руках… и все внутри оборвалось… она больше не сказала ни слова… ровно, как и не вздохнула.. на ее губах.. все еще была улыбка… подобно капле росы на лепестках розы… девушка же…как видно, мирно спала… что за боль ее мучила… возможно, она теперь уже и не вспомнит..
Он встал, все еще держа ее на руках… носком ботинка сбил пламя свечи…погрузив комнату в кромешную тьму… но ему не нужен был свет… подойдя к окну, сел на подоконник…
Сегодня на небе звезды… ты помнишь… мы хотели посмотреть на них вместе.. ты помнишь… Тера?
Ему никто не ответил…ее голова покоилась на его плече…он прикоснулся к ее лицу.. опуская ей веки…скрывая под ними стеклянный блеск глаз…когда-то он видел в них море…
Если нам повезет…то туча уйдет, и мы сможем увидеть луну…еще сутки.. и она будет полной… внутренний голос подбрасывал ему.. ответы.. которые могла бы дать она…и каждый раз.. ответ начинался с его имени…полного имени…он смотрел в небо.. сожалея.. что не мог видеть того, как душа покидает тело, тогда бы он мог попрощаться...






14:25 

Не надо относиться слишком серьезно к жизни, все равно из нее вам живыми не выбраться...
Была на венчании лучшей подруги... красивая церемония... и по традиции.. невеста - самая неотразимая в этот день...
Я желаю тебе счастья, родная...


Хотя и немного жаль.. ведь теперь все изменилось...
другие фотографии выложу позже...может быть












00:37 

Вспышки воспаленного сознания 2 (ощущения)

Не надо относиться слишком серьезно к жизни, все равно из нее вам живыми не выбраться...
холодно...
дыхание срывается с губ паром...
холодно...
иней ложиться на ресницы и волосы...
холодно...
болью ломит грудь при каждом вздохе...
в кровь режет пальцы битый лед...
ты видишь льдинку в миге остановленного падения...
холодно внутри...вьюга поет отходную молитву по душе...
сердце в тисках мерзлоты... сдавливаемое.. он перестает биться...
равнодушие...
Слеза замерзшим кристалом блестит на щеке...
смерть от холода - ты видишь яркий белый свет.. что окутывает тебя теплом.. обволакивает... укачивает... песнь, что вторгается в твой разум колыбельной...
хорошо... как никогда еще не было... легко.... все позади.. где-то очень далеко... но это потом...
а пока холодно и больно...


15:07 

Вспышки в воспаленном сознании...

Не надо относиться слишком серьезно к жизни, все равно из нее вам живыми не выбраться...
Забыть... раскрошив память в пыль.. истолочь и развеять... Оставить все хорошее с тем, кто его приносил... там оно нужнее...
И кто сказал, что камень - это плохо... ?
Кто сказал, что холод - это плохо?
Одиночество...
Холодный блеск в глубине глаз... ухмылка... если ее можно назвать таковой... за днем следует ночь... а после ночи приходит рассвет.. на котором расстаять туманом... но день снова угаснет .. и в небе появится луна... и лишь она поймет и благословит... ожидание.. предвкушение пьянит и туманит рассудок.. заставляя кровь бежать быстрее по венам.. стучать в висках...
Глаза... они останутся холодными.. потому что больше нет места теплу, сожалению .. состраданию... любой .. вставший на пути.. будет повержен.. принесен в жертву жаде...
жертва не услышит приближения...
и на этот раз ей не поменяться с охотником местами...
ибо гнев и злоба.. обратились пылью вместе с воспоминаниями...
нет больше уязвимых мест...
не зная жалости.. только вперед... без оглядки.. не убегая.. а бросаясь в погоню...
ОХОТА началась....

23:35 

Не спрашивай о чем... я не знаю...

Не надо относиться слишком серьезно к жизни, все равно из нее вам живыми не выбраться...
Собравшиеся сидели в кругу, составленном из стульев, в центре которого не было стола.. В чем причина… скорее в том, что сей предмет мебели был бы лишней преградой. Взгляд тринадцати пар глаз был устремлен в пол…Вы потеряли семерых…С тобой вас было четырнадцать… Чувство вины, что тяжелым палантином повисло под потолком, давило и на тебя…Не уберег…семерых… они доверили тебе свою жизнь, а из двадцати выжили только тринадцать…


Говорят, что убийца никогда не забудет взгляда своей жертвы, если посмотрит ей в глаза.. Ты видел… видела глаза каждого из них.. голубые и серые.. зеленые и карие…Они стояли передо тобой стоило закрыть глаза.. молчаливые призраки…чьи-то сыновья, братья, мужья, отцы, племянники…внуки.. Ты все спрашивал себя.. подскажи я им иной путь, может быть получилось все по-другому… и живы были все… На планах, схемах, картах все иначе, чем в жизни… и не все идет по плану… точнее каждый раз план летит ко всем чертям.. и просчет одного стоит жизни многим…

Бездушные машины для убийства, которым руководит холодный расчет. Для которых убить все равно что помыть руки перед едой…
Кто выдумал эту чушь?...
Мало кто за этой холодностью и отстраненностью мог разглядеть их настоящих… кто мог знать, что за безразличным взглядом скрывается буря чувств, бушующий океан эмоций…что стена которой они отгородили себя от остального мира – это всего лишь попытка спасти тех, кто был рядом от каждодневного ада, которым они жили, через который проходили и возвращались в него раз за разом.. выполняя свою работу… потому что если не они.. то кто?… несли на себе клеймо быдла и убийц.. Никто не видел их слез…Они редко открывались даже друг другу…зная, что правило: «разделенное горе – это пол горя» здесь не действует…Что эмоции могут погубить…

И мало кто знал, что стоя над могилами своих братьев по оружию.. друзей, верных товарищей, кто прикрывая спины, получал пулю вместо них, кто сталкивая в сторону, погибали, погребенные под обломками, рушащегося дома.. когда еще пахнет свежее вырытой землей…они были готовы закричать во всю силу собственных легких, от раздирающего их чувства вины и утраты… вопить, обдирая глотку, вопить до тех пор пока истерзанные связки.. не вздрогнут.. выдав лишь хрип…и в этом крике.. потеряв последние силы.. упадут на колени.. сгребая пальцами рыхлую влажную землю…

16:57 

Не надо относиться слишком серьезно к жизни, все равно из нее вам живыми не выбраться...
Придуманное.. неоконченное..
И где-то там.. на перекрестке
Двух примирившихся Миров..
Мне станет холодно и пусто..
И ночь пройдет уже без снов.
Бродить мне призраком по Миру,
По краешку чужой судьбы..
Быть на минуту, но любимой..
Чтоб вновь услышать.. : милая прости..
Лишь улыбнуться на прощанье..
Оставив все без лишних слов..
Не стоит даже оставаться.. когда ушла.. ушла любовь..

из ранее написанного

Крупицы вечности...
собирая мир по каплям..
не боятся неизвестности...
знать, что кто-то всегда рядом...
не искать путей, что легче...
не просить любви у Бога...

и терновником однажды...
раскроив себе запястья...
Слезы горькие не лить...
Лишь простить за все - забыть...
Уходить - не оставаться...
Возвращаться без причины....
В таце жизни не сломаться..
Каждый раз менять личины...
Сохранить одну, на память..
и ее назвать собою....
Ото всех ее взять спрятать..
От тебя ее не скрою..


02:12 

Не надо относиться слишком серьезно к жизни, все равно из нее вам живыми не выбраться...
... Ну вот вам приторно-сахарная нежность... Вот кто подумает о том, что Бесовка весьма мила, тот ошибается, я медвежонка не обнимаю, а душу... душу с самым невинным видом...

17:40 

И снова приветствуем: Джокер!

Не надо относиться слишком серьезно к жизни, все равно из нее вам живыми не выбраться...
Белая аккуратная чашечка с черной жидкостью ароматного напитка. Темно-синяя салфетка поверх блюдца и небольшая блестящая ложечка. Высокий круглый столик, рассчитанный на одного, двух, в крайнем случае трех клиентов, такой же высокий стул, имеющий очень много общего с барным, со спинкой полукругом и весьма удобными ручками. На удивление, хороший кофе, не имеющий ничего общего с традиционной черной жижей, с отвратительным вкусом пережженных кофейных зерен, словно в чашке угли разболтали, который не перебить ни молоком, ни сливками, а если добавить больше сахара, то лишь усилишь гадкий вкус еще и вязкостью. Джокер был приятно удивлен, если вообще можно было применить к нему слова «приятно» или «удивление», но иногда ему казалось, что, пробыв столько времени среди людей, он не только знал, что такое чувства и эмоции, но некоторые из них даже испытывал. Но опять же, это лишь предположения, демагогия или философия на худой конец, которые так свойственны людям. Хотя он как хороший, а правильнее будет сказать, непревзойденный актер умел мастерски изображать любое из чувств во всех его оттенках и проявлениях. И сейчас, сидя этим пасмурным утром в кафе аэропорта, он чуть отстраненно улыбался, наблюдая через огромное окно-витрину за тем, как садятся и взлетают самолеты, как автобусы доставляют пассажиров к трапу и обратно. В основном это была однородная публика, состоящая из бизнесменов, преуспевающих юристов, дантистов, врачей и их семей, конечно же, были среди этой публики и спортсмены, почему-то мужчины из этого разряда по внешним данным превосходили женщин, исключение составляли гимнастки и те, что занимались фигурным катанием. Фотомодели, стильные, но умытые, они были какими-то блеклыми, подобно мотылькам. В общем, здесь были люди, которые имели деньги. Или деньги имели их, или за деньги их имели. Джо улыбнулся сему каламбуру в своей голове, настолько точна была градация сего общества. Люди выстраивались в очереди для личного досмотра, а потом протискивались к стойкам регистрации, суета, прикрывая глаза, Джокер ощущал общий страх опоздать на свой рейс, и еще смутный, не оформившийся самого полета. Уперев локти в столешницу, склонив голову к сложенным ладоням. Черный плащ длиной до пят покоился на вешалке, за его спиной. Широкие манжеты безукоризненно белой рубашки были прихвачены запонками, выполненные в едином стиле с неизменным платиновым перстнем в форме черепа, сверкали бриллиантами в глазницах. Ценил ли Джокер дорогие вещи? Нет.. они были для него чем-то обыденным… самим собой разумеющимся, частью его образа. По его разумению насмешник Судьбы, правая рука Фортуны должен выглядеть именно так и никак иначе. Он уже в течении двадцати минут чувствовал на себе пристальный взгляд. Молодая особа, не лишенная сексапильности, более того, знающая о ней и умеющая ею пользоваться. Теперь она пожирала его взглядом, чуть покусывая нижнюю губу от досады, что он ее до сих пор не заметил. Не поднимая головы, он лишь чуть повернул ее, посмотрев на нее дерзким блестящим взглядом черных бездонных глаз, сквозь пряди упавшей на лицо челки, заставив девушку заметно вздрогнуть, зная о колком, холодном чувстве, что поселилось у нее под грудью и через миг взорвавшееся жаром окотило ее тело. Он прочел ее мысли, тем более они были на поверхности. Ухмылка легла на губы. Чего она хотела? Банального секса. С ним. В туалете самолета. Чтобы он взял ее там, в этом замкнутом пространстве. И эта мысль казалась ей самой неслыханно дерзкой, шальной… «В тесноте да не в обиде, да?» Возможно, он бы так и сделал именно так, и был бы несколько груб, но при этом, не теряя холодной элегантности во всем. «Извини, детка, у меня другие планы»… А вот и цель. Высокий, еще подтянутый мужчина в дорогом светло-сером костюме. Седина уже посетила виски. Дорогой чемодан, кейс, солнцезащитные очки, говорили о том, что он преуспевает. Джокер отклонился к спинке стула, вертя в руках черную зажигалку из серебра и оникса.
- Как банальна твоя жизнь… - гадкая усмешка – жена, двое детей, недвижимость заграницей, у океана. Большой загородный дом, несколько квартир в престижных районах города, несколько машин. Есть любовница… Ах, ну конечно, и тут ты не оригинален, она – фотомодель, ненасытная стерва сосущая из тебя деньги. Кстати, за твоей спиной, она называет тебя: Старым, пыхтящим козлом. Ты не особенно привязан к ней, ты завел ее, потому что по велению моды, она должна быть.. как собственный дом с белым забором, семья и собака.. потому что тебе нравится ее фальшивые стоны, оргазмы, маски наслаждения, та льстивая патока лжи, которой она замазывает тебе все отверстия в теле…Потому что твоя жена относится к сексу уже как к обязанности, а не как к удовольствию, не прибегая к изобретательности, а по ее выражению лица, можно сказать, что она лежит и ждет, когда же все это закончится. И молчит, как последняя тварь, не издавая ни единого звука. Близость с ней, как очередной поход к врачу - приятного мало, но необходимо. Хотя должен тебя опечалить, ты рогоносец… у нее нет постоянного любовника, но в твоей постели побывали и твой деловой партнер, и банкир, садовник... сантехник, что тоже весьма банально, не находишь? – Джокер не выпускал бизнесмена из виду, тот влился в поток, прошел к стойке регистрации и вскоре скрылся в накопителе бизнесс-класса, где ему подали бутерброды с икрой, к которым он не притронулся. Бокал виски с лимоном. Джокер не спешил вытащить карту. Прикрыв глаза, он слышал отголоски мыслей жертвы - Что если сейчас заставить твое сердце сжаться, подпрыгнуть и замолчать навсегда. Но сердечный приступ это так скучно. А может подождать, и тебя собьет транспортировочный автобус? Или нет, еще более нелепую смерть – ты подавишься леденцом, который подают самолетом при взлете. - Джокер медлил, словно растягивал удовольствие. Он не мог позволить себе быть банальным. И вот уже за бизнесменом закрылись двери автобуса, что повез его к трапу. Джокер позволил ему пройти в салон самолета, не заставив его сломать себе шею на трапе. Самолет готовился к взлету и уже поднялся в воздух. Насмешнику Судьбы ничего не стоило заставить двигатель самолета замолчать, тогда погибнет не только бизнесмен, да и кого это волнует. Все будет списано на счет Судьбы. Приборы внутри самолета дрогнули, заставив капитана воздушного корабля насторожиться.. Тогда изящным движением Джокер потянул карту из колоды…фыркнул, кинув ее на стол – десятая карта Старших Арканов – Колесо Фортуны, а значит удел жертвы не определен, - ты еще не решила, тогда зачем я здесь теряю свое время…- с нескрываемой злобой в голосе проговорил Джокер, - надеюсь, ты не заставишь меня потом возвращаться за ним, - датчики снова показывали, что полет идет нормально… Чашка допитого кофе была поставлена на карту, Джо встал, подхватив плащ с вешалки, направился к выходу, но обернулся и подмигнул незнакомке, которое все еще прожигала его взглядом, едва заметный кивок в сторону выхода. И ее возмущенное его наглостью выражение лица, которое было простой формальностью, поскольку девушка, поспешила собрать свои вещи и последовать за ним. Джокер больше не обернулся, ухмыляясь, такси – это конечно не туалет самолета.. но все же.. а что до таксиста.. деньги решают многие проблемы даже этики и морали - таксист потерпит…



01:01 

Экстренное сообщение

Не надо относиться слишком серьезно к жизни, все равно из нее вам живыми не выбраться...
Дамы и господа! Сегодня, я дважды получала сообщение, что мой почтовый агнет был загружен с другого компьютера.. а это значит, что его, как и почту взламывали... для чего? Думаю, объяснять не надо, и я стала в очередной раз жертвой. Посягнули на мои права, данные мне (как не смешно это звучало) Конституцией, а именно тайна корреспонденции, переписки, переговоров и т.д. Отсюда вытекает, пренеприятнейшее последствие... если Вам, с моего почтового адреса, агента, аськи придет сообщение, оскорбляющее меня или вас, я прошу с начала убедиться, что это, действительно, я...что будет дальше.. я не знаю..

23:29 

Ангел и Черт и оба мои (история одного вечера)..

Не надо относиться слишком серьезно к жизни, все равно из нее вам живыми не выбраться...
Праздник уже миновал, но, похоже, в моем доме Женский день еще продолжался. Мне было великодушно позволено возлежать на диване и пилочкой подтачивать и полировать свои ногти, которые Черт называл не иначе, как коготки, в то самое время, как Рогатый носился по квартире с пылесосом наперевес, наводя в квартире идеальный порядок, выдраивая ее до блеска. Забавно было наблюдать, как он, пританцовывая под джазовую мелодию, что уже само по себе удивительно, сметал перьевым веничком, название которого я никак не могу запомнить, пыль с мебели. Золушка, одним словом. Ничего не предвещало беды, - как обычно в книгах начинается описания завязки с последующим экшеном. Я приоткрыв глаза, увидела как медленно опускается на пуфик Рогатый, судя потому как он это делать, то Черт не был уверен, что его филейная часть достигнет цели.. еще одним тревожным признаком было то, что хвостатый был бледен как мел, вернее бледнее, чем обычно, не знаю, может быть, это всеобщая ошибка считать, что у чертей красная кожа или только мне достался Черт-альбинос, если говорить о кожном покрове… но мой друг блеклый до странности медленно оседал, если не на пуфик, то точно на пол. Я проследила за его взглядом. Шок мне был гарантирован. Полный и абсолютный. Полагаю, что по окрасу в тот момент, я ничем не отличалась от Черта и если бы могла, то точно провалилась бы сквозь диван от увиденного. В дверном проеме стоял Ангел. Все бы ничего.. но.. его безумно красивые светлые волосы были острижены и теперь торчали ежиком, несколько тонких прядей было небрежно и кокетливо брошены на лоб. Подбритые виски и затылок, и все же при всем при этом, оставшиеся длинные пряди.. я даже затрудняюсь это описать, в самом низу затылочной части, были собраны в хвост, который достигал лопаток. Кожаные штаны, ремень с массивной пряжкой. Он привалился плечом к дверному косяку, скрещивая руки на груди, весело смотря на нас.
- мать моя женщина .. – только и смогла произнести я, когда поняла, что уже могу совладать с голосом. Чуть приподнявшись на локтях, я не могла оторвать взгляда от крылатого.
- Если бы он был мужчиной, то твоя история начиналась со слов: и нашел он ее в пустыне – сострил Черт, когда все же вернул отвисшую челюсть на место. Сглотнув сухим горлом, он повернулся ко мне, в его черных, подобных бездне глазах читалось смятение.
- Что? – осведомился Ангел, - вам не нравится смена образа? – вздернув (проколотую!) бровь, смотрел на нас, чуть ли не смеясь.
- Нет.. в общем-то.. мы просто не знаем, что сказать, - ответила за нас обоих я, медленно принимая сидячее положение, переводя взгляд с Ангела на Черта и обратно. Такое может быть? Они поменялись местами? Черт с уже умолкнувшим пылесосом в руках, резиновыми перчатками за поясом, и красной банданой на голове (чтобы волосы не мешали) до этого носившийся по квартире, наводивший блеск и чистоту, а Ангел – образчик благоразумия и рассудительности, с нахальной улыбкой похож теперь на металлиста или рокера.
- Ну я пошел, не ждите, я буду рано, вы еще будете спать, - хохотнул Ангел, направляясь к входной двери, как видно, весьма довольный и произведенным впечатлением и нашей с Чертом реакцией..
- Постой.. а.. а крылья? – едва слышно прошептал шокированный Бес, глядя вслед уходящему Крылатому, на что последний ничего не ответил, привычное мягкое сияние и за спиной Ангела появились два белоснежных крыла. Я услышала, как Рогатый издал облегченный вздох… тихий смех Светлого, когда он закрывал за собою дверь.
- Нет, ты это видела? – видимо шок прошел, и Черт подскочил, всплеснув руками от переполнявших его эмоций, - ты видела, что творит это мешок перьев?! – вопил он, с досадой щелкая хвостом, - да что он себе позволяет?! Кого он из себя строит?! Куда намылился?! – я не знаю, что за чувство говорило в Рогатом, скорее всего это была ревность. Ведь роль плохого парня принадлежала ему всецело, а теперь.. – кем он себя мнит?! - жестом я предостерегла его от последующих сравнений, взглядом показав вверх и отрицательно покачала головой – «ЕМУ не понравится». Черт замолчал, фыркнув, потянул за собой пылесос, чтобы убрать его в кладовку – уборка окончена. А потом Рогатый заперся в ванной на час.
Что и говорить, но Черт был чертовски красив, простите мне тавтологию и такое кривое сравнение, но так и есть. Его взгляд обжигал, а от улыбки можно было сойти с ума. Эталон мужественности, элегантности и все в одном. Теперь он стоял у зеркала, крепя бриллиантовую булавку к галстуку. Белоснежный костюм-тройка, темно-бардовый платок уголком в нагрудном кармане, галстук в тон платку. Черные прямые волосы шелком падают на воротник.
- Как я выгляжу? – обернувшись ко мне, Черт вскинул бровь.
- Шикарно – я не врала, даже не лукавила.
- Ты мне льстишь, - с улыбкой произнес Рогатый.
- Излишняя скромность тебе не к лицу, - с усмешкой проговорила я. Черт подошел ко мне, погладив по щеке, его прикосновение было на удивление нежным, нет, я не говорю, что Рогатый был грубым или мужланом, наоборот, но сейчас его касание было другим, согнутым указательным пальцем он приподнял мою голову, чтобы я смотрела ему в лицо, склонившись так, что я ощущала его горячее дыхание он шепнул:
- Ужин в холодильнике – разогрей, а меня не жди…- отступая к двери, - я себе просто не прощу, если это чучело полярной совы обставит меня, - это было ответом на мой вопросительный взгляд. И вот я осталась одна. У соседей снова гремела музыка – беспокойные люди, вертя визитку КОРПОРАЦИИ СМЕРТЬ, я села на кухне за стойкой. Завтра утром вернется развеселый, сменивший имидж Ангел, Черт же придет на рогах, не в прямом смысле слова, конечно, чтобы не дать Крылатому отобрать у него роль бабника, смутьяна. Они будут на перебой рассказывать о своих приключениях, но это будет завтра, а сегодня.. я одна с заданием от самого его Превосходительства Смерти и холодным ужином, пора бы заняться работой.

00:09 

безымянный

Не надо относиться слишком серьезно к жизни, все равно из нее вам живыми не выбраться...
Ночь приняла мир в свои тихие объятия. Она шла по земле и гасила свет дня, погружая все вокруг во мрак. Но в этом месте он царил всегда, и с ее приходом всего лишь сгущался. Человек сидел в кресле – это был единственный предмет мебели в большой квадратной комнате, не считая зеркала. Мягкая кожа поскрипывала, стоило повернуться в нем. Седой пепел с тлеющей сигареты падал на пол, такой же седой, как и его волосы. Пальцы руки безвольно лежащей на подлокотнике слегка подрагивали. Глаза прикрыты, в тревожном сне они метались под веками… Судорожный вздох, чуть ли не вскрик – человек пробудился, резко выпрямляясь в кресле, тут же оседая на спинку. Рука скользнула по влажному от испарины лбу. Снова становилось душно, хотя за окнами был ноябрь. Не выкуренная сигарета попросту истлела в руках. Человек прислушивался к тишине. Тяжелый вздох был подавлен, словно он боялся привлечь чье-то внимание. Боялся или просто не хотел. И снова заскрипели ступени лестницы, что белой стрелой прорезая темноту, вела на второй этаж. Половицы коротко вскрикивали под бесшумными шагами, словно кто-то в спешке взбежал наверх. С гулом прогнулась и пошла рябью зеркальная гладь, словно от брошенного в воду камня. Человек насторожился, его тело напряглось, а брови сошлись у переносицы. Со свистом, рассекая воздух, неслась в его сторону отвертка, он инстинктивно подался назад, инструмент замер у его шеи, повиснув. По спине человека невольно пробежал холодок…взгляд замер на остро заточенном предмете…не издав при этом ни звука, он словно молча взирал на происходящее со стороны, сохраняя хладнокровие. Может быть, причина была в том, что это был не первый случай. Ветер завыл в дымоходе, как баньши, словно плакал по кому-то. Отвертка оцарапала кожу, оставив на шее тонкий след, и упала на пол, бездушным предметом, движимым чьей-то злой волей. Молодой человек закрыл лицо руками.. да, ему было только двадцать четыре, а лапки морщин лучами солнца расходились от его по-весеннему синих глаз, не говоря уже о волосах, которые были густы, но седы, как у старика.
Где-то наверху хлопнула дверь… внутренне он весь сжался…
А ведь когда-то он был полон надежд, стремлений, работал, не покладая рук, чтобы купить квартиру, чтобы уйти от холодности и одиночества съемного жилья, от холостятской беспорядочности в жизни. Но только вот поиски места, где можно было «свить любовное гнездышко» затянулись, или слишком мало пространства или слишком дорого, или не лучший район. И вот удача! Большой, светлый двухэтажный дом, по приемлемой цене, для такого особняка вообще даром, он не требовал особого ремонта. Вот только молодой человек забыл, что бесплатный сыр, лишь в мышеловке. Они въехали сразу, как оформили бумаги. Он и его возлюбленная, неповторимая, драгоценная, от взгляда на которую у него перехватывало дыхание, по которой он сходил с ума. Может быть, кому-нибудь она и казалась обыкновенной, но только не ему. Они были счастливы, но это счастье не продлилось долго. Он подрядился на вторую работу, потому что содержать такой дом было не дешево…его часто не было … и он не знал, когда это началось. Только сейчас он смутно припоминал, что все пошло кувырком с ее фразы за поздним ужином: Знаешь, а я нашла еще одну комнатку за тем уродливым ковром, что висел во второй спальне…
Она стала меняться: глаза ее угасли, а улыбка перестала посещать губы, она пряталась, уходила от его объятий, прикосновений, ее тело вздрагивало, стоило ему притронуться к ее плечу. Он не раз слышал, как девушка разговаривает сама с собой, напевает странные песни, при этом ее голос менялся, становясь жутким, замогильным завыванием.
.. было поздно… шел дождь.. небо разрывали молнии, казалось, что от грохота грома стекла содрогались в рамах, во сне он повернулся.. и рука ощутила только пустоту, инстинктивно пошарив по постели рядом с собой, он понял, что ее нет. Нехорошее предчувствие заклокотало, где-то глубоко внутри, он встал, обойдя весь дом, но так и не нашел ее. Что-то заставило человека вспомнить про эту злосчастную каморку, а ведь он так и не заходил туда – не было времени, но где-то в глубине души он знал, что дело совершенно не в этом… его пугало это место, все внутренние ощущение приходили в волнение, когда он проходил мимо спальни. А внутренний голос кричал: иди, не останавливайся, не заходи…
Она сидела на обшарпанном дощатом полу, обхватив колени руками и раскачиваясь взад-вперед, что-то тихо бормотала. Изрезанные руки, исцарапанные.. Все стены были испещрены записями, они шли ровными столбцами подобно стихам, но разобрать, что было написано не представлялось невозможным, словно на тарабанщине писали. Многие строчки шли справа налево или вверх ногами… Растрепанные, спутанные волосы…мечущийся взгляд, горевший лихорадочным блеском…а в разбитых пальца гвоздь, которым, как видно, она делала надписи… согнуты гвоздь.. бурый от крови… согнутый гвоздь с затупленным острием… изрезанные пальцы оставляли кровавый след на исписанных стенах.
От нахлынувших воспоминаний, он встрепенулся, вскидывая голову, чувствуя, как тело покрывается холодным липким потом… Зажмурил глаза, до рези, до желтых кругов, но было поздно, память оживляла самые страшные, самые дикие фрагменты последних событий…
Врачи поставили диагноз, прописали лечение…Но он не мог понять причины… из-за чего его любимая.. жизнерадостная, ласковая, общительная девушка, превратилось в безумное существо, которое явно не определяло себя, как человека…
Он понял это позже….
Но было слишком поздно…
Та тьма… что таилась в доме, то зло, что жило в нем, оно, доведя ее до отчаянья, свело с ума… А потом принялось и за него.
Ворс мягкого ковра приминается, являя следы невидимых ног…и тут же они становятся алыми.. постепенно темнея… В дверном проеме коридора он видит темный силуэт.. до боли знакомый.. посеревшая, начавшая приобретать фиолетовый оттенок рука цепляется за дверной косяк…Человек замирает, смотрит, не мигая… Словно что-то держит ту, что старается войти, и вот она вырывается на тусклый свет фонаря с улицы, что льет в окно…
Кривая ухмылка на когда-то красивых, теперь запекшихся губах… молочно-белые глаза.. зрачок исчез из них.. Содранная кожа на виске, повисла лохмотьями…и шея изогнутая под неестественным углом, хранит еще след от веревки… падая на четвереньки, двигаясь резко, угловато.. Она подбирается к нему… ее голос надтреснутый и хриплый выкрикивает странные слова.. бессвязные, бессмысленные… словно она забыла как говорить…В ужасе он замирает, а сердце сжимается болью - он ведь не спас ее…Она хрипит, припадая к полу, подобно крадущемуся зверю… Она пришла за ним, она покажет, что ей пришлось испытать, теперь точно, она никогда не подбиралась так близко… Небо сереет.. и первый несмелый луч восходящего солнца отражается в зеркале… она исчезла..
Но с наступлением ночи она вернется снова…

00:36 

Марионетка

Не надо относиться слишком серьезно к жизни, все равно из нее вам живыми не выбраться...
Наклон головы... едва заметный шаг.. протянутая рука...
И тонкая нить от запястья... она почти не видна... струна блестящая лишь на свету... прочная струна - связь с ним... Твои движения расписаны.. по секундам... Вся твоя "жизнь" один написанный сценарий.. однажды.. кем-то.. тем, кого твои нарисованные глаза не видели ни разу и не способны видеть... Душа, как один раз сшитое платье.. даже слезы - кусочки пластмассы, прозрачные .. синие капельки.. стекло - хрупкое.. хрусталь - хрупко и дорого...бумажные цветы на проволочных стеблях.. медных стеблях.. примотанных к рукам.. реже они посажены на клей... нравится-не нравится... не волнует...пообтрепались они повыгорели.. у васильков не хватает лепестков.. а у ромашек листиков... Кто придумал эту глупую улыбку, в которой кривятся твои губы? у тебя нет сердца.. так считают.. потому что оно не бьется...
Изящное движение рук.. покачивание бедрами в неизвестном танце... все это дело его чутких рук... все это делает за тебя.. он - Кукловод.. система нитей и колец, нанизанных на кончики пальцев одной руки.. крестовина, что он держит в другой... заставляет тебя двигаться как живую.. как настоящую... Но по чужой.. по заданной схеме... ты проживаешь жизнь за жизнью.. на маленькой сцене, небольшого театра...Под его настроение.. ты смеешься или плачешь.. крадешься или бежишь..
и лишь иногда ты бунтуешь.. стараясь вырваться, сбежать... Но твоей свободы хватит лишь на один глоток... ты спутаешь нити... он разберет их.. и снова повесит на гвоздь... где ты будешь болтаться.. со стуком биться о стену...

Короткая шубка...стильные брючки, заправлены в высокие сапоги, стук каблуков о промерзший асфальт.. ты небрежным жестом руки поправишь волосы, улыбнешься случайному прохожему и пойдешь дальше по своим делам...
На солнце блеснет нить - твоя связь с Кукловодом... жить по заданной схеме.. ты просто на сцене театра проживаешь новую жизнь.. ты одна из многочисленных марионеток..

16:48 

Не надо относиться слишком серьезно к жизни, все равно из нее вам живыми не выбраться...
Итак подсчеты.. и снова трое ушло из ПЧ... быстро же вы разбегаетесь... хотя правильно, если читать не интересно.. не стоит и оставаться... очень жаль... ну чтож.. доброй дороги тем, кто ушел.. Спасибо тем, кто остался

10:16 

Не надо относиться слишком серьезно к жизни, все равно из нее вам живыми не выбраться...
Итак, попытка собрать воедино осколки,сказания о Седом, что выкладывались чуть раньше


Сам, еще не осознавая этого, ты прислушаешься к тишине. Тяжелый вздох, и ты откроешь глаза, смотря как на белый «экран» потолка ложатся тени, сплетаясь, рисуя причудливые картины. Сон ушел.. пропал.. исчез.. растворился… И заклокочет, защемит сердце от чего-то глубоко внутри. Ты с усмешкой поймешь, что это твой вечный спутник – одиночество, что оставляет тебя ненадолго, но всегда возвращается. Ты прикроешь глаза рукой, а на губах застынет горькая улыбка. Хотя от усталости ломит тело, хотя ты и чувствуешь в нем свинцовую тяжесть, ты знаешь, что не уснешь до утра. Ты лежишь на широкой кровати, но ты один. И внутри тебя взвоет волк, запрокинув седую голову, он будет петь песню луне, что так прекрасна, но так далека и недосягаема, и как ты чертовски одинока. Возможно, только она и способна тебя понять. Ее серебристый свет так же холоден, как и твои глаза. Попытки сбежать.. они были, ты пробовал не раз и не два, а снова и снова. Случайные связи? Нет, ты чувствовал, ты испытывал страсть, может быть и любовь, только вот холод всегда возвращался. Короткие вспышки, они грели тебя, но это лишь малый промежуток времени, а потом твое сердце снова сковывал лед, а может быть, он и не таял. Упиваясь страстью, ты забирал ее до конца, с сожалением понимая, что это всего лишь крупица, которая еще миг, и угаснет. А потом ты уйдешь, не оставляя о себе напоминаний, исчезнешь, растворишься. Тебя сложно понять, ты сам это знаешь… но ты таков, каков есть. Изменить? Нет, не выйдет.. потому что это будет всего лишь маска, за которой можно спрятаться, но жить фальшивым собой ты не хотел.

Черная лента дороги, улетающая вперед, далеко за горизонт. Черное небо рвут в клочья, на неровные лоскуты молнии. Ветер свистит в ушах, их закладывает, притупляя слух. Свежий запах приближающейся грозы коснулся чуткого нюха. Движения медленные, каждое дается с трудом, словно что-то держит. Заставляя прикладывать усилие, чтобы совершить следующий шаг. Сбитым дыханием сдавливает грудь в приступе боли. Сожаление о том, что двигается на двух ногах, когда нужны все четыре. Что заставляет бежать? Что зовет вперед? Туда, где небо сливается с землей...Что ждет там? Что или кто? Кто... Обостренные чувства кричат об опасности. На миг... черная пелена перед глазами - что-то случилось. Болью обожгло спину чуть выше лопатки, слева.. заставляя выгнуться, вскинуть голову к черному враждебному небу, чувствительные глаза ослепила очередная вспышка. Но боль лишь подстегнула, понуждая двигаться быстрее, омерзительное ощущение киселя вокруг.

Крупными хлопьями падает снег, укрывая белым покрывалом лес вокруг. Под его тяжестью опускались ветви деревьев...

Это сон… он все-таки уснул, но что-то было определено не так. Прислушиваясь, как внешним звукам, так и к себе, оглядывался, взгляд метался по сторонам. Снежинки падали на лицо, тая, капли быстро исчезали.. Шаг. Он провалился в снег по колено…
Вот оно… он впервые здесь один… ее не было, он не ощущал ее присутствия. Почему? Она не спит? Нет… ветер рыдал высоко, роняя с лишенных листвы ветвей деревьев снег. Пустота звонкая, ошарашивающая, лишающая сил. Но почему?
… Тонкими струйками… тихими речками… текла алая кровь…обагряя снег, еще теплая, она заставляла его таять.. расходясь его на девственной белизне мерзкими разводьями…
Он уперся похолодевшей ладонью в землю, потоки словно огибали его, липкий страх сковывал разум. Закрывая глаза, он видел пустоту, черную пустошь, безликую… Кровь на снегу. Что же случилось с тобой? – надрывно сорвался крик с его губ…
Хватая ртом воздух, он сел на кровати, потряс головой, словно стараясь стряхнуть ужасное наваждение… Нет, он не мог ждать, он должен был знать что с ней. Отбросив одеяло, порывисто встав, Седой направился к телефону. Пальцы уже помнили комбинацию цифр, не обязательно было смотреть. Щелканье в трубке – отсчет набора. Длинные гудки, в промежутках, сердце замирало, а грудь сдавливало до боли затаенным дыханием… Ну подойди же.. почему ты молчишь? Ведь это неправда… с тобой все в порядке. А пальцы не слушались, похолодев, он с трудом удерживал трубку в руке. Сколько времени прошло? Минута? Больше? Меньше? А ему казалось, что минула целая вечность.
Алло… тихий, запутавшийся в сетях сна голос, чуть сладкая интонация, видимо сон был глубоким.. голос тих и спокоен. Он бы уловил, если бы что-то было не так. Нет, она просто спала. Прикрыв глаза, Седой привалился плечом к дверному косяку, слушая повторное «алло». Ах, вот в чем дело… - с улыбкой подумал он, - ты принимала снотворное… искусственный сон, он не пустил меня к тебе…В третьем «алло» послышались нотки удивления и раздражения… еще бы.. стоять босиком на холодном полу, когда тебя только что ночным звонком вырвали из под теплого одеяла. Его губы шевельнулись, но звука не последовало – он повесил трубку. Все в порядке. Облегченно вздохнув, он ушел на кухню. Закуривая, Седой смотрел на вихрящиеся снежинки за окном. Подышав на стекло, он пальцем выводил ее образ по памяти… одиночество отступило… прищурившись, делая очередную затяжку, он улыбнулся, глядя на то, как тая, исчезает "ее портрет"...

00:03 

Продолжение следует...

Не надо относиться слишком серьезно к жизни, все равно из нее вам живыми не выбраться...
Он был пунктуален. Ведьма ухмыльнулась, отступая от двери, пропуская оборотня внутрь своей обители. Заметив на его одежде кровь, она спросила:
- Что на этот раз?
И получила его стандартный, уже успевший навязнуть на зубах, ответ: «Не спрашивай». Ведьма лишь пожала плечами, сегодня она слишком устала, чтобы спорить. Тем более, если на него надавить сейчас – он замкнется, и как результат будет молчать весь вечер. А чем еще заниматься старухе в вечер, когда за окном воет вьюга, как не беседовать. Нет, пропасть вечеру она не могла позволить, слишком большая роскошь для нее. Он как обычно сел на пол у камина, уставился на огонь, словно видел в нем что-то, а может, так оно и было, за всю их долгую дружбу, ведьма так и не сумела разгадать душу оборотня. Янтарь растворялся, исчезая из его глаз, напряженные плечи расслабились. Она подошла тяжелой, шаркающей походкой, он обернулся, вперив в нее холодную сталь своего взгляда. Шероховатой, сухой, морщинистой рукой, ведьма коснулась его лица, но глаза его не потеплели, оставаясь осколками серого льда.
- Вот чего не могу понять, Самаркаш, - наконец заговорил он тихим чуть хрипловатым голосом, - почему ты предпочла старость, ведь ты же можешь оставаться вечно молодой.
- Ах, Седой, - пересыпаемым пшеном звучал ее смех, ведьма опустилась в мягкое кресло, с высокой спинкой, - я живу чересчур долго, слишком много я видела, не одну человеческую жизнь я была молодой красавицей, сводящей мужчин с ума, а теперь я устала. Просто устала. – Оборотень ухмыльнулся, а в глазах ведьмы, что окружены мелкой сеткой морщин, появилась обида, простая человеческая обида. Он прекрасно знал, что стареть она начала тогда, когда натолкнулась на его холодность и отстраненность, когда не смогла сломить меж ними преграду или перекинуть, пусть даже ветхий мостик через ту пропасть, что разделяла их. Соблазнить. Она это сделала, да и тут можно было поспорить, кто кого соблазнил, они были близки физически, но душевно никогда. Ведьма так и не получила его любовь.


01:48 

Не надо относиться слишком серьезно к жизни, все равно из нее вам живыми не выбраться...
Уважаемые, Постоянные Читатели, мои Избранные, те, кто, просто так, иногда заглядывают сюда! Я хочу поздравить вас всех С наступающим Новым Годом! Пожелать, чтобы Новый год принес вам больше радости и счастья, а все невзгоды и трудности остались в прошлом году! Чтобы дорога каждого была пусть не самой прямой,но чтобы петляла меньше и ухабов было не так много. Чтобы кто еще не нашел свою любовь, обрел ее в наступающем 2006, а у кого она есть, берегите ее, и пусть она день за днем становится сильнее. Желаю, чтобы свершились все начинания, чтобы исполнились желания (только будте осторожнее с ними), чтобы сбывались ваши мечты. будьте счастливы, не забывайте о друзьях и близких, пусть удача станет вашей верной спутницей, а фортуна вам улыбнется!
Ваша, Бечевка-Бесовка


URL
20:36 

...

Не надо относиться слишком серьезно к жизни, все равно из нее вам живыми не выбраться...
Отрывок из посвящения Седому или Сказания о нем
В темной квартире. Под звуки музыки, рвущиеся из колонок, он стоит у окна, смотря на то, как промерзший «до костей» город заносит снегом, укрывает белым покрывалом. Новогоднее настроение отсутствует полностью, при мысли о празднике в душе всколыхнется неприятное чувство, что осадком лежит на самом дне. Вера в себя давно потеряна, как в него еще умудряются верить другие? Пепел с тлеющей сигареты в длинных пальцах упадет на подоконник. Не страшно когда замерзает тело, гораздо страшнее, когда вместе с телом замерзает душа. Глаза вновь покраснеют, но не от слез, а от усталости. Он, не отрывая взгляда от окна, почувствует, что кто-то набирает его номер, и телефон зазвонит, настойчиво упрямо будет трезвонить, стараясь прорваться через орущую музыку. Он лишь втянет в себя горький сигаретный дым – он не хочет разговаривать, не хочет и слушать. И телефон замолчит. Звонок повторится - кто-то на том конце понадеялся, что ошибся номером. Не ошибся. Все правильно. Все верно.
Ветер кружит крупные хлопья снега в воздухе. Пепельно-серые глаза, пепельно-серые волосы, пепельно-серое настроение. Не радостно, не грустно. Танец метели так красив, так похоже на нее. Она порывиста в своих желаниях, в своих решениях, что нередко толкает ее на совершение ошибок, что нередко причиняет боль, ей в том числе. Но разве это имеет какое-либо значение для него? Он умеет прощать – нет. Он скорее копит обиды. Но так случилось, что кем-то две судьбы были однажды связаны в одну. Привычным жестом, запустив пятерню в волосы, от виска к затылку, он поправит их.
Где ты сейчас?
Вопрос оставит след дыхания на стекле, который растает. Он закроет глаза, касаясь медальона на шее, посылая к ней душу. И он увидит.
Уютную комнату, освещенную мягким пламенем свечей, сизый дымок благовоний из курильницы, окна скрытые тяжелыми шторами от любопытных глаз дома напротив. И ее, лежащую на полу, на пушистом ковре, вслушивающуюся в знакомую ему мелодию, любимую им мелодию. Ее глаза прикрыты, но сердце бьется слишком часто для сна. Бесплотным призраком он будет парить над ней, не тревожа ее спокойствия. Не касаясь ее сознания. Зная ее мысли и желания. Улыбка коснется ее губ, он улыбнется вместе с ней, кивая, словно соглашаясь. И, забрав крупицу счастья, он вернется в собственное тело, и снова кивнет, уже своему отражению в оконном стекле.
Он выйдет на улицу под снег, поправив ворот свитера, запухнув плотнее пальто. Он будет гулять по ночным улицам до утра, как это делал не раз. Рисуя ее образ в своих мыслях. Иногда прислушиваясь к своим ощущениям, успокаиваясь осознанием, что все в порядке. Судьбы их связаны, он - ее Хранитель, она – Дарящая ему тепло. Ни больше, ни меньше.


15:05 

Не надо относиться слишком серьезно к жизни, все равно из нее вам живыми не выбраться...
Не знаю, возможно,это будет эпиграф к сказанию о Седом. А может станет эпилогом, не знаю, не хочу загадывать...


Я помню...
Я помню взгляд твоих янтарных глаз,
И сердца стук под ледяной ладонью..
Твой голос помню как сейчас..
И нежность поцелуя помню.
Я помню радость, смех и, конечно, боль..
Я помню страх пред расставаньем...
Я помню, ты позвал меня с собой.
Бросая взгляд в прощани печальный...
Я помню крик свой: "Подожди!"
И помню, что тогда не обернулся ты ..
Теперь одна, тоскливо глядя за окно,
Где дождь и ветер снег сменяет..
Дыханьем затуманю я стекло, шепча:
Я помню..
Я тебя не забываю...

00:44 

Вечность на двоих

Не надо относиться слишком серьезно к жизни, все равно из нее вам живыми не выбраться...
я хотела бы разделить с тобою больше, чем человеческую жизнь... вечность.. но должно быть это слишком долго, да?
Любовь существует вне времени..
Говорят, что для нее нет границ.
Нет, но есть стены. Их возводят сами люди. Ценить, начинаешь только тогда, когда остается слишком мало времени.
И уже ничего не изменить...
Именно.
Но ведь можно сделать ярким, подобным салюту, звездопаду то малое, что осталось?
Чтобы умножить боль?
Чтобы иметь память...
Она - враг
Но и друг...
Пусть так.
Ослепительно белые перья крыльев за твоей спиной.. Ты - Ангел?
Увы, нет. Их видишь только ты.
Солнце окрашивает небо золотом, а потом оно становится багряным. И воздух.. он холоднее, тяжелее, влага в нем не дает свободно вздохнуть...
Я всегда согрею тебя
Всегда?
я не даю пустых обещаний. Ты это знаешь..
Иногда ты суров...
Прости, это привычка. Но у меня есть целая вечность, чтобы исправиться.
Улыбка тебе идет... Когда я подойду к черте, встретишь ли ты меня на той стороне? У ворот в Вечность?
Ты назначаешь мне свидание?
Да
Рассвет, мне пора.
Ты помнишь?
Да, годы спустя, у ворот в Вечность. Я помню. Я буду ждать...




URL
17:40 

Не надо относиться слишком серьезно к жизни, все равно из нее вам живыми не выбраться...

Кровавая купель

главная