Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных
  • ↓
  • ↑
  • ⇑
 
13:49 

Не надо относиться слишком серьезно к жизни, все равно из нее вам живыми не выбраться...
Итак, сегодня я обращаюсь к Вам, мои постоянные читатели... Некоторые из Вас меня покинули, другие я, полагаю, собираются это сделать... Я хочу вам сказать лишь одно, что я слежу за тем кто меня читает.. и знаю, что меня покидает.. Если вы не видете моих комментариев в Ваших дневниках, это еще не значит, что я не читаю их...читаю...
И каждый из Вас мне дорог... и все вы вместе...
*Berkut*, .:Harlequin:., 2julia3, all_rnd, ArinkA, Corgan, cruella, Curse of Death, DareDevil, DarkShadow, Death Knight, Delvork, dikaja-orhidea, Duchess_Of_Fire, evilshadow, Fellaner aka Dobriy, Heart of Rain, klerys, Krypt, Lilon, LORD, Lorenzo, Lovely Rita, lunn, mushbook, Necromant, Nessa, sergeyk, Street Fighter, vamp, zi0, Ангел осеннего дождя, Ахэнэ, Бессовка, Благородный Странник, Грозовой оборотень, Истребитель Закона, Кровные сёстры, ликантроп, Лунная Ведьма, Мирашан, Мистер_Эй, Навья, Намар, Ниэн Ахэ, Оранжевая Котарка, Пресветлый Гесер, Рокэ Рамиро Алва, Т.Завулон, Шурка, ЭльТон, [вырезано цензурой], ~Citellus~



18:27 

Ангел и Черт и оба мои (День Святого Валентина)

Не надо относиться слишком серьезно к жизни, все равно из нее вам живыми не выбраться...
Вот и новый праздник постучался в нашу дверь. День влюбленных. Настроение у меня, прямо скажем, не было праздничным. Не знаю, почему я не вижу радости в получении валентинок, почему не ношусь как угорелая в поисках подарков в этот день. Почему не лежу потом бессонной ночью, гадая, кто же эти тайные поклонники, которые прислали мне алые сердечки с признанием и, конечно же, без подписи. Возможно потому, что я знаю, кто это. В моей жизни на данный момент было только двое мужчин – белокрылый и рогатый, соответственно. Каждый раз, на День Св. Валентина, я оставалась без пары. Поклонники умудрялись испаряться в самый неподходящий момент. Черт говорил, что работа накладывает на меня отпечаток, а вернее, на мой характер, ставя крест на личной жизни. Когда я попросила объяснить, он сказал, что взгляд у меня стал, как у профессионального киллера (интересно, откуда он знает, какой у них взгляд). Что деньги, которые я получаю, сделали из меня шикарную девушку, в его понимании чересчур, которое может позволить себе многое, на что не у каждого мужчины хватит денег, а так же я стала привередливой, как я поняла по этой же причине. Хотя не совсем была согласна, да я больше не пью растворимый кофе и ненавижу чай в пакетиках, я люблю дорогой парфюм, а от остального у меня голова болит. Мне нравятся хорошие вещи, из отличной ткани. Я пользуюсь дорогой косметикой, потому что на любую другую моя кожа отвечает протестом, покрываясь сыпью. Когда, я кажется, опровергала слова хвостатого, пытаясь объяснить, почему выбираю те или иные вещи, он, ухмыляясь, кивал, а потом сказал одну фразу, подведя тем самым черту под нашим разговором: Милая, ты избаловала себя до невозможности, и теперь, мужчина, смотря на тебя, мысленно себе говорит: девушка, вы так фешенебельны, что мне прям не рентабельно.
Мне оставалось лишь грустно улыбнуться и кивнуть. Он прав, и нужно смотреть правде в глаза. Пол дня я проторчала у телефона, и не потому, что звонила сама, болтая то с одной, то с другой подружкой, при моей жизни, подруг у меня было ограниченное количество, а вернее всего две, одна из которых знала, кто я и чем занимаюсь, а другая думала, что я – девушка свободных нравов с современным взглядом на жизнь, а поэтому живу с двумя мужиками, счастливой шведской семьей. Ах, если бы это было так. Телефон разрывался с самого утра, и в каждом голосе на том конце, слышалось разочарование, когда в трубке звучал мой голос. Все барышни, с разными голосами, разными интонациями, разными текстами поздравлений, пытались прорваться к Бесу, а некоторые по несколько раз. Я исписала весь блокнот теми сообщениями, которые они оставляли. В моей голове роились цифры телефонов и куча имен. Я подумывала с начала оторвать Черту голову, а потом сменить номер, взяв с него клятвенное обещание, не распространяться о нашем домашнем телефоне. Отчаявшись, я включила автоответчик, переложив на него тяжелую ношу – отвечать на звонки, а сама отправилась по магазинам искать подарки, в то время, как Ангел и Черт должны были разделаться с колдуном на западе страны.
Гуляя по центральным улицам, разглядывая витрины, иногда заходя в модные бутики, я поняла, что у меня в глазах пестрит от всех сердечек, кружев, и надписей гласивших: «я люблю тебя» в разной интерпретации. Что личико амура для меня становится противной рожей, с гримасой маньяка, вместо милой улыбки, а его стрелы – иглами для пыток. Может быть, я – одиночка по жизни? Может быть, мне не нужна вторая половинка? И мою душу никто не делил надвое? Пока размышляла вот таким образом, попутна ругая себя за то что: а) накручиваю себя; б) за отсутствие праздничного настроения; в) не надо быть дурой, я набрела на миленький магазинчик сувениров. «Скорее всего, я просто не влюбчивая», - успокаивала я себя, ходя меж полок, уставленных всем, чем только можно было представить, от шкатулок и ручек до салфеток и открыток. Ангел, так это вообще отдельная история, он у нас любит все и вся по определению, хотелось бы добавить, что еще и по-всякому, но вот в любви крылатого, действительно не было ни страсти, ни похоти. А Черт, он – ловелас, само собой, вот только мне было интересно, как он объяснял наличие миленьких рожек и хвоста, а так же длинных черных ногтей, которые он не мог скрыть в момент близости. Или он туманил им голову заклинаниями? А может, он -непревзойденный любовник, что у женщин срывало башню настолько, и для них это не имело ровным счетом никакого значения? Или это еще больше заводило? Ну, у кого из мужчин можно еще увидеть хвост с пикообразным концом? Тут-то я и обнаружила у себя желание это проверить самостоятельно. Как только возникла в моей голове сия шальная мысль, тут же в ушах зазвучал смех Беса, я чуть не упала. Тряхнув головой, я сосредоточилась на разглядывании статуэток, стараясь отделаться от этой мысли, которая оказалась, на удивление липкой, и рисовала в моем сознании яркие картины.
В конце концов, после получаса, которые я бродила меж полками магазина, чье помещение было примерно с наш зал, я выбрала подарки. Для Черта это было стеклянное сердечко с его кулак величиной, объемное из темно-красного стекла, с рожками и хвостиком с пикой, а так же забавно-озорной рожицей (пусть банально), а для Ангела это был небольшая настольная лампа в виде красного с золотым сердца, его сияние изнутри я нашла весьма символичным. Продавщицу я попросила подписать две открытки, тем самым, отдавая дань традициям – соблюла конфиденциальность. Делая надписи: «Моему Ангелу», «Для Беса» молоденькая девушка, как ей казалось, с пониманием посмотрела на меня, наверняка, подумав, что я не буквально, ах, как же мне хотелось посмотреть на ее лицо, когда бы она поняла, что ошиблась. Упаковав подарки, расплатившись, я под звяканье дверного колокольчика, покинула магазинчик. Нужно было еще подумать о праздничном ужине… А так же разобрать ту гору игрушек, статуэток, сердечек, что оставили неуемные поклонницы Беса под нашей дверью… как же я удивлюсь, что среди этого вороха найду более, чем странный подарок, адресованный Ангелу…

02:18 

Не надо относиться слишком серьезно к жизни, все равно из нее вам живыми не выбраться...
...

01:35 

Эта ломаная тень…

Не надо относиться слишком серьезно к жизни, все равно из нее вам живыми не выбраться...
Желтый свет лампы, приглушенный абажуром, падает на противоположную стену, безупречно белую, без изъяна. Освещенный квадрат стены превращается в своего рода экран, сцену в театре теней. Длинная точеная нога обнимает темно-серое мускулистое тело. Две тени сплетаются воедино, исполняя свой причудливый танец, они повторяют в точности движения тех, кто был на кровати… или так только кажется? Они гладкие, чуть более вытянутые, чуть безупречнее, тех тел, что, преломляя свет, отбрасывают их, создавая параллельный мир, вторую реальность, сами того не подозревая… Мужчина-тень ласков и нежен, он дарит свою незримую, казалось бы воображаемую любовь, той, чье тело гибко, стройно и совершенно. Да, в их мире нет красок, но для любви не нужны цвета. Она страстна, порывиста, подобна пламени. Она стремиться слиться воедино с ним, поскольку им живет, их мир зыбок, и каждый краткий миг пока они могут быть вместе ценнее всего в целой вселенной. Причудливо ломает их тела неверный свет, замысловато изменяет их шероховатая поверхность стены. Но они вместе. Ее голова запрокидывается, губы приоткрылись в беззвучном стоне. Капелька счастья в сером мире, без цветов и звук, глухонемая вселенная - отражение чужих чувств и мыслей, а в основном движений. Мужчина садиться на кровати, начиная одеваться, его двойник, мужчина-тень, против своей воли (а есть ли у него воля?) повторяет навязываемые ему движения, украдкой любуясь той, что рядом, той, что еще так долго не увидит. Уходит.
Она переворачивается на кровати, смотря на часы, что стоят на тумбочке у кровати, с ухмылкой смотрит на входную дверь, шепча: До встречи в аду. Выключает свет. Желтый экран, сменяется слабо синим – светом, что льется с улицы в окно. Девушка-тень встрепенулась, она знает, что задумала ее хозяйка. Тормозной шланг. Она повредила ему тормоза. Так вот, что делали они в гараже, так вот, что она заставила сделать, ее, тень. Мерзавка. Она не даст несчастью случиться? Но как… Тень мечется по стене. Спящая девушка не видит этого, она давно уже погрузилась в глубокий сон, довольная тем. Что отомстила за измену. Девушка-тень срывается с места, бесшумно выскальзывая в окно. Что же делать? Правильно, не дать ему разогнать машину до опасной скорости, чтобы мужчина понял, что тормоза неисправны, тогда он может дернуть ручник, тогда у него есть еще шанс.
Мужчина только отъехал от ее дома, его двойник, недовольно смотрит на него, крутя руль своей теневой машины, как он мог, так быстро заставить их расстаться, неужели, не мог подождать до утра? Он не доволен, но вынужден подчиниться.
А ее тень несется вслед за ними, зная, что если не остановит мужчину то, точно, потеряет его навсегда, ведь с человеком пропадет и он, его тень. Единственный выход, что чтобы спасти его приведет к тому, что она все равно потеряет его… Все равно, пусть так. Ночь помогла ей, она бросилась на перерез их автомобилю. В темноте ночной, любая прошмыгнувшая тень, кажется более реальной.
Мужчина не верит своим глазам, ему кажется, что его девушка бросилась под колеса машины. « Что за черт?!» - кричит он, давя на тормоз. Нулевой эффект, скорость невелика, но он врезается, как ему показалось в ту, что стоит на дороге, хотя нет удара, машину даже не тряхнуло. Но что с тормозами?! Он дергает ручник, шины заскрипели по асфальту, оставляя на нем черные шрамы следов от протекторов, автомобиль занесло, но он остановился, мужчина с силой рвет на себя ручку двери, буквально выпадая из нее, но не перед машиной.. не за ней.. нет никого, он облегчено вздыхает. Зато его двойник, надрывно кричит, лишаясь рассудка, рвясь к той, чье призрачное тело, изломанно, изуродовано автомобилем, лежит на разделительной линии. Но его хозяин не пускает его, он ходит вокруг машины, размышляя о том, что все-таки стало с тормозами, заставляя следовать за ним, но все же великодушный фонарь, раскачиваемый ветром, позволяет Мужчине–тень вытянуться настолько, чтобы коснуться щеки любимой в последний раз. Только в мире теней раздалось: спасибо, но реальный мир остался глух к боли и благодарности, горю парня–тени.
Она-тень уже не чувствовала ничего, растворяясь в небытии. Боль здесь приглушенная, фантомная, как ее называют обитатели реального мира, но она все же остается болью, настолько сильной, что растворяет девушку-тень, она исчезает с дороги. Но последний ее миг был счастливым, она знала, что спасла любимого.
Она спала, вдруг ее прогнула боль, выворачивая ее руки до хруста, складывая пополам ломая позвоночник, она захрипела, но шею свернуло, разрывая связки, прежде, чем она успела закричать. На белых простынях и подушке была темно-красная кровь, это последнее, что она увидела, прежде чем перед глазами все померкло, и она провалилась в холодную тьму. Для нее как раз таки, боль была фейерверком, взорвавшим сознание, растершим его в порошок. Наказание за злодеяния неизбежно. Холодно-синий свет с улицы, что пролился в окно, отбрасывал на голубоватый экран стены, ее ломанную тень…


01:51 

Спасибо

Не надо относиться слишком серьезно к жизни, все равно из нее вам живыми не выбраться...
Спасибо всем тем, кто поздравил меня с Днем Рождения! По истине, заставили меня поверить, что это особенный день.. большое спасибо вам, мои читатели...

01:45 

Не надо относиться слишком серьезно к жизни, все равно из нее вам живыми не выбраться...


19:07 

Ангел и Черт и оба мои... (Новый Год)

Не надо относиться слишком серьезно к жизни, все равно из нее вам живыми не выбраться...
Еще за две недели ощущение праздника становилось все отчетливее. Да что там. Город за месяц готовился к встрече Нового Года. Это время можно смело назвать сказочным, когда в людях просыпается се самое хорошее, доброе и светлое. Они с надеждой ждут, что все неприятности, страдания и горе останутся позади, смелее смотрят в будущее. Время, когда во взрослых просыпаются дети, верящие в Деда Мороза, волшебство…
Мы с Ангелом не были исключением, носясь по магазинам, мы скупали все: мишура, дождик, шарики, фигурки Деда Мороза, снеговика, белых медведей. Сладости в таких количествах, что теперь дома можно было смело открывать кондитерскую. Бенгальские огни, хлопушки, конфити сгребались нами с прилавков. Черт не ходил с нами, он с каждым днем становился все более хмурым, задумчивым, замыкающимся в себе. Когда Ангел предложил ему поехать с нами, чтобы выбрать ель, то Бес вдруг сделался рьяным защитником природы, заявив, что ему жало несчастные деревья, которые так бесчестно вырубают тупые люди, для еще более тупого праздника, который по сути дебилен до невозможности. Закончил свою гневную тираду тем, что ничего хорошего не будет, того, что все так ждут, после чего, хлопнув дверью, ушел. Я посмотрела на Ангела, тот устало потер переносицу, накинул плащ, пряча крылья, и тихо сказал:
- Поехали за елкой…
31 декабря. С утра я украшала дом, предоставив Ангелу право возиться на кухне, надо признать, готовит он многим лучше меня. Появился Черт, упав на диван, он хмуро смотрел на то, как я наряжаю елку.
- Лысая она… - ехидно заметил рогатый, ткнув пикообразным кончиком хвоста в шарик висящий на нижней ветке, - ничего получше не было?
- Какая есть, ты же отказался ехать с нами, помог бы выбрать, - раздраженно ответила я, понимаю, что начинаю заводиться. Ель была отличная, пушистая, ни маленькая, ни большая, а такая как надо. Черт фыркнул. Я услышала, как заскрежетали его зубы, когда рогаты заметил, что для верхушки я выбрала ангелочка – милая куколка с крыльями из настоящих перьев, и в сверкающем парчовом платье. Из кухни пришел Ангел, чтобы помочь водрузить мне верхушку на елку. Черт обиженно надул губы. Переглянувшись с крылатым, он кивнул, догадавшись о моей задумке, хотя я даже не озвучила ее, вот вам способность читать по глазам. – Бес, помоги нам… - буднично произнесла я, поправляя бантик на одном из шариков.
- Вот еще..
- Бес, из нас, это ты отличаешься отменным вкусом, модник…- подключился Ангел, не знала я, что он умеет так откровенно льстить.. именно.. не врать, ведь и впрямь у Черта был хороший вкус. Поистине преддверье Нового Года – волшебное время. Мы не ожидали от рогатого такой реакции, он подскочил как ошпаренный умчался в свою комнату, и уже через миг вернулся с коробкой мишуры и игрушек в руках, бормоча, что поможет, потому что мы, действительно, ничего не умеем и толку от нас, как.. не будем об этом. Елка чем-то стала отдаленно напоминать церковный витраж, или одну из библейских картин, потому что внизу она пылала алым цветом гирлянд, шариков, кое-где я заметила елочные украшения в виде вил, с такими, обычно, изображают чертиков на картинке. Где он их достал? Хотя, я не удивилась бы, если рогатому делали их на заказ. К верхушке ель украшали шары, ангелочки, мишура в бело-синих тонах, на самый вверх мы водрузили звезду, посчитав, что это будет справедливо. Так пролетел весь день. Настроение Беса исправилось, он оказал поильную помощь в подготовке к празднику. Было уже одиннадцать, Ангел расставлял свечи на праздничном столе, Черт заканчивал украшать зеркало снегом из баллончика. Я подозвала их обоих, чтобы вручить подарки, мы так решили, потому что в полночь должны были появиться гости. Положила коробки, как положено, под елкой. Но вот незадача. Я не подписала, какую из, кому. И они конечно перепутали. Ангел открыл подарок Беса, а тот соответственно крылатого. Каким же было мое удивление, когда они не стали обменивать, я-то думала, что догадаются. Ангелу попал подарок, что я выбирала для Черта: это был брелок в виде круглого медальона, покрытого эмалью, сам диск был разделен на сектора, в каждом из которых золотистыми тонкими линиями схематично были изображены позы из Кама-сутры. А вот в подарке, открытом Бесом, был ловец ветра в виде разного размера хрустальных цветов и сердечек, подвешенных к тонким едва различимым нитям. Я предложила им обменяться, но ни тот, ни другой не пожелали этого делать. Я засмеялась, принявшись развязывать ленты на своем подарке, все-таки мне их не понять. Хотя у каждого из нас есть и темная и светлыя стороны…


AD

00:55 

Полночный бред

Не надо относиться слишком серьезно к жизни, все равно из нее вам живыми не выбраться...
Распад.. разложение.. развал.. разруха.. уничтожение.. самоуничтожение..
самобичивание..(пожалуй, надо перед самоуничтожением) необратимый процесс.. тления..
боль? забудь.. то, что мертво не болит..... усталость от чужих мыслей в своей голове... объяснения звучат как опрадания, что хуже, потому что последних без вины не бывает... пенопластом по стеклу.. эмалированным тазом по цементному полу... Даже в пламени ада чувствовать холод... этого не изменить...найти замену чувствам и ощущениям... уйти в мир мечты и не вернуться... смерть не на время, а навсегда...забыть, как звучит собственный смех - это страшно... не видеть даже и тени улыбки на своих губах.. это.. нет, не больно... это угнетает...
Состояние: отключение души, затем сердца, мозга.. жизни...
Нет судьбы... жертвование себя бесполезно...этого никто не видит...
Бить наотмашь по любому, кто чинит хоть малые неудобства... зачем?.. а просто так...
взращивая в себе сволочь, холя ее и лелея...
Забыть себя.. вычеркивая собственное время из Вечности.. отдавая себя в руки Безвременья... быть себе и судьей и палачом.. тяжкий крест? .. О да..
но так предначертано...
не приводи мыслей в порядок.. не спрашивай себя: что теперь?
Безумие - единственный выход.. для сумасшедших закон не писан... а значит, это единственный путь к свободе...
прости...

02:26 

Не надо относиться слишком серьезно к жизни, все равно из нее вам живыми не выбраться...
Отвести беду от себя..
Обогнав времени ход...
Дело в том, что сила моя..
В том, что знаю я все наперед.

04:11 

Урок

Не надо относиться слишком серьезно к жизни, все равно из нее вам живыми не выбраться...
Дамы и господа!
Кто-то из Вас, наверное, заметил.. нелицеприятные надписи в моем дневнике...
Что это было? Это был урок, урок для меня... за что? кто учил.. пусть это останется мне... все закончилось... я приняла науку..все осталось по-прежнему, кроме icq, кому нужен новый номер, пишите на U-mail

12:33 

Не надо относиться слишком серьезно к жизни, все равно из нее вам живыми не выбраться...
Алым росчерком ..
на белых стенах...
писать картины
Под песни голоса, что впился в вены, смешался с кровью..
Я вижу замки в огне пожаров...
И крики смерти над полем брани
глаза тех.. кто умирает... закрытых болью...
В грязь втоптанные стяги...
И сломнные мечи.. и стрелы...
Осколки разбитой веры, что серой пылью.. по ветру ...
И кровь, что землю окрасила в бурый...
И белые плащи.. с алыми крестами....

02:08 

Не надо относиться слишком серьезно к жизни, все равно из нее вам живыми не выбраться...
Кричи...
кричи, выжимая боль без остатка... выплескивая ее до последней капли, чтобы не осталось... чтобы не было и подтека, который высохнет.. превратившись в противную каплю, что въестся в сознание, в память, оставшись там на всегда.. и будет источником многих проблем потом...
Вопи, надрывая голос, пока связки не пойму, что сних хватит.. и не откажутся служить.. до боли в горле, после которой наверняка, последует простуда... Заставь кричать собственную душу... Боль уходит, а значит ты станешь сильнее, оставшись обесиленной от крика...
Что было вчера - кто это вспомнит?
Что будет завтра? - кому это нужно? Поставь на завтра значек "было"
Закрой глаза и провались... в простраство, затеряйся между чужими мыслями.. пропади в лабиринтах чужих чувств... и пойми.. тебя больше нет

00:59 

Чтобы помнить... на память... кому..? для кого?.. не важно...

Не надо относиться слишком серьезно к жизни, все равно из нее вам живыми не выбраться...
Помнишь.. я писала уже когда-то...
Нет, я не повторяюсь, я лишь вспоминаю.. память... осколки моей.. чужой, так было.. так будет...

Хочешь, рисуй на моих венах,
Пиши моей кровью..
Забудь обо мне на веки,
Чтоб однажды от скуки вспомнить..
Пиши мне жестокие письма..
Жги все мои картины..
Я буду с тобой откровенна..
Я буду смеяться над собственной болью..



Темнота... Почему? Кто знает..
Это вопрос? Нет... И ты понимаешь, что говоришь с собой.
Тогда это не сон.. Ты абсолютно прав - это Смерть.
Яркими вспышками в уже потерянном для Мира сознании загораются буквы этого, как казалось ранее, ужасного слова. А теперь.. Теперь все иначе.. Нет боли, нет счастья..
Разве боль и счастье можно ставить рядом? Тебе не нравится сочетание, точнее противопоставление? Вся наша жизнь состоит из боли и счастья...
Счастья, что нет боли или она закончилась, как тогда, когда ты умирал, разве нет?.. я не помню..не знаю.. не хочу знать.. Ты ее уже познал, и поэтому не помнишь..
Здесь Тихо.. Смерть бесшумна..
Ты пытаешься открыть глаза, отчаянно стараешься заставить легкие дышать, но ты уже не властен на своим телом. Это тело уже не твое...
В отчаяньи ты кричишь надсаживая голос, которого нет.
Тут темно.. Тебе больше не нужен свет.. И холодно, очень холодно.. Все правильно, у смерти холодные объятия...

Что это? Тот луч? Да..
Все, время пришло.. Для чего?.. Тебе пора.. Куда? В новую жизнь.. Это твое перерождение..
Крик. Мать откидывается на подушки. Плач младенца. Он видит свет. Тьма для него прекратилась.
До встречи, до скорой встречи, душа...

Стекол звон..
Глухой звук об асфальт..
Это не выход, поверь...
Поздно что-то менять...





00:51 

Разговор

Не надо относиться слишком серьезно к жизни, все равно из нее вам живыми не выбраться...
Он: Эй, очнись…(машет рукой у меня перед глазами) о чем ты думаешь? (мягким голосом)
Я: Так.. ни о чем (заморгав, отстраняюсь, недовольно смотрю на него. Зачем было меня выводить из приятного состояния прострации? С казала: приятного? Странно..).
Он: Расстроена? (кладет руку на плечо).
Я: Нет, я же говорила, что меня это больше не волнует… (отрицательно качаю головой).
Он: Уверена? (хитро прищурившись, заглядывает мне в глаза. Поразительная способность «читать» людей по глазам, но ничего, сегодня мне нечего скрывать.. сегодня…).
Я: а то ты не видишь… (усмехаюсь).
Он: Вижу (кивком головы откидывает челку назад. Мне нравится смотреть на него, когда он так делает. Дьявольски красив). Но ты будь осторожнее с погружением в себя, ладно? Это опасно.
Я: И чем же? (вскинув бровь, продолжаю ухмыляться. Улыбнулся. Нравится выражение лица?).
Он: Чертовка. Можно потеряться и забыть дорогу обратно… (не знаю всерьез он или шутит).
Я: Я вернусь. Ты же не дашь мне пропасть.. да? (самонадеянно и даже нагло… А и бес с ним) да…
Он: Не дам (ууу.. даже спорить не стал).. Это тебе.. (шорох жатой бумаги. Букет. Большой. Протягивает. Один из немногих, кто умеет преподносить цветы, да и вообще подарки).
Я: О.. а я не заметила… (удивленный взгляд, чувствую, что смущаюсь.. А .. зараза.. Улыбается. Взгляд говорит: Ничего удивительного) Орхидеи… я не люблю их.. теперь.. прости… тем более темные.. (Внутренний голос: Ну что ты копаешься, как свинья в апельсинах. Лучше «спасибо» скажи.. Дорогущий же.. ) спасибо.
Он: А говорила, что все прошло (с улыбкой, даже укора нет).
Я: нет, все правда в норме, просто неприятно… (смотрю на цветы, надеюсь, что не покраснела).
Он: Забей… (махнул рукой) .. Поехали..
Я: Куда?!
Он: Куда угодно.. другие цветы тебе куплю.. какие захочешь.. (берет со стола телефон, сгребает ключи, просматривая, прежде чем положить в карман. Панельку от магнитофона)..
Я: Нет.. зачем? Эти тоже очень красивые… мне приятно.. правда… спасибо… (понимаю, что оправдываюсь)…
Он: Поехали.. не хочешь цветов, поедем мороженного поедим.. (у двери, уже обувается)…
Я: (с какой-то детской радостью, чуть ли не пища) С вишенкой? (улыбнулся, кивнул: С вишенкой.. но говорит мне уже вслед, потому что кинулась в другую комнату за сумочкой.. Буквально срываю куртку с вешалки, одеваю на ходу. Звон ключей о хрустальную пепельницу.. Выскальзываю за ним.. Хлопнула дверь, шуршание ключей в замке. Гудение поднимающегося лифта)…

01:04 

Не надо относиться слишком серьезно к жизни, все равно из нее вам живыми не выбраться...
Скрыться за стеклянным щитом..
Накинуть ночь себе на плечи.
Упасть в миг в небо,
А потом..
Сорваться и взлететь вдруг в землю...


Прости, если сможешь, - отпуская твои руки...
Прости, если хочешь..- и не слышать сердца стука...
Прости - закрывая глаза..
Думать, что на миг..
Знать, что навсегда...

02:09 

Не надо относиться слишком серьезно к жизни, все равно из нее вам живыми не выбраться...
Одиночества полный взгляд…
Черные глаза, что вглядываются в ночное небо, в глубине которых сверкают, отражаясь, звезды. Может ли быть затравленный взгляд гордым?
Ты смотришь вниз, на простирающийся под тобой город, такой яркий, шумный, пугающий… там тебя не примут… за то, что другой, непохожий…не такой как все.
Как ты устал. Ты закрываешь глаза, прячешь их от неба и звезд.. от себя самого, потому что видишь себя со стороны…

17:00 

Смерть на два часа

Не надо относиться слишком серьезно к жизни, все равно из нее вам живыми не выбраться...
Зеркальное отражение заставляет отвернуться…прохлада бетонной стены, одетой в платье цветных обоев… электрический свет ярок, солнечный еще хуже… Состояние подавления, подавления себя как личности…
Сказать мыслям: нет..Ощущение своей беспомощности, ненужности..
Забыта… забита.. заморожена…
Устала…
Эмоции через край, взрывают сознание дикой головной болью…
Разрушение.. распад…тление … Пеплом по ветру …Оставить.. остаться.. бросит.. убежать .. зарыться… забиться .. в угол, зажимая уши руками, что бы не слышать собственных криков, придушенных вздохов, чужих слез и охов..
Мысли – бред.. слова – глупость.. жизнь… жизнь – камень преткновения.
Отражения света от белого кафеля ванной, умноженный им, яркий, сжигающий, не позволяющий думать….
Росчерк бритвы по венам, лучше всякой подписи.. лучший штрих в жизни…единственная идеально-правильная линия… черта, как подведение итогов под жизнью… россыпь кровавого жемчуга на стенах… алые струи на белом полу…
туман за окном… туман в голове… тело не чувствует падения.. лишь ощущение полета… в бесконечном падении… секунда длиною в вечность…
мрак наползает на глаза… даря долгожданную тьму забвения…
свобода…. Серым призраком идти по золоту опавшей листвы, вбирая в себя туман…
обращаться к ветру на «ты»… быть с ним наравне… шум дождя взять себе в отходную молитву…солнца свет в траурный покров… листы бумаги прямо с неба – моя память…ожившие воспоминания, как драматическая постановка…в театре одного актера… срывать афиши – отказ от главной роли…кровь с шумом покидает тело, вместе с ним отпуская тепло…
вздох срывается с губ… тишина… не дышать… заставить сердце перестать стучать.. отключить все системы…
Выгляни в окно, видишь черную тень на крыше противоположного дома – это я…
Слезы дождя на стекле – это я… Снять смерть как проститутку… заплатить как за всю ночь, хотя отведено два часа… платить за возможность измываться над собой…
Игра со смертью в шахматы. На кону жизнь. За ней первый ход – она играет белыми…
Она ставит шах и мат…
Песочные часы роняют последние крупицы… печальный взгляд… ее надменная улыбка…
Вздох… свистящий.. воздух набирают легкие… глухое биение сердца, тело чувствует холод кафельного пола… бездвижно лежать, наблюдая, как кровь возвращается в вены…
Лишена права на забвение… обречена неумирать… теряя ощущение, что живешь…
Встать.. и выйти… два часа прошли…
Не забудь выключить свет...

13:44 

Не надо относиться слишком серьезно к жизни, все равно из нее вам живыми не выбраться...
Брату посвящается

Ах брат, мой милый брат..
От чего так хочется плакать
Не от того ли .. что теряю я тебя?
Что связь с тобой летит вдруг прахом?
Вот ты уходишь...
Но куда?
Где мне искать тебя?
Постой.. послушай..
Но поздно .. нет уже тебя..
И дождь осенний.. холодным душем...
ты ведь догадался.. не так ли? что этот стих для тебя

11:15 

Бесовка, ты сошла с ума?... Я в курсе

Не надо относиться слишком серьезно к жизни, все равно из нее вам живыми не выбраться...
Я не прячусь за крестами...
Ты видишь?
Я не шепчу молитв..
Ты слышишь?
Я не боюсь тебя - ты знаешь..
Ты не причинишь мне вреда - я знаю...
Потому что тебя я понимаю.. и не прячу себя за крестами

02:12 

Это лишь обрывки, возникшего в моей голове образа...

Не надо относиться слишком серьезно к жизни, все равно из нее вам живыми не выбраться...
Она прижимает малютку-волчонка к груди, убегая прочь, перепрыгивая через кочки .. и торчащие из земли корни вековых деревьев,хотя уже не чувствует не ног, не земли под ними. Испарина на лбу, мурашки холодят спину, что это? страх или слабость от потери крови? Пальцы вплетались в мягкий пух шкурки, что еще не успел стать жесткой шерстью. Волчонок был совсем мал. Он иногда попискивал, когда девушка прижимала его к себе слишком сильно. Его зубы клацнули, когда она перепрыгивала овражек, тогда другой рукой, девушка прижала его мордочку к своей груди, потрепав за ушками, словно просила прощения... Глубоко внутри щемящее чувство и холод дикой злобы пополам с пламенной жадой мщения...
Говорят, что если неотрывно смотреть в глаза умирающему волку, то его душа поселиться в вашем теле... Она никогда не забудет янтарных глаз подстрелянной охотниками волчицы, никогда из памяти она не сможет стереть тяжелый последний вздох, смешанный со стоном...и липкую горячую кровь, что стекала по лезвию,по ручке охотничего ножа, звук треснувшей ткани, разрезаемой плоти, скрежет по кости, когда она вогнала его под ребро одному из злодеев, что уже прицелился, чтобы лишить жизни последнего волчонка, того самого, что она несла теперь на руках... Волчица уже жила в ней, пусть тенью.. пусть отголоском памяти, но...Малыш уткнулся носом в раненное плечо, заставив девушку стиснув зубы, поморщиться, он совсем еще мал, но это уже зверь.. зверь, остро чувствовавший запах крови...
Ничего... мы вернемся.. мы обязательно сюда вернемся.. и отомстим...
Она подняла голову, на миг остановившись, давая себе отдышаться, ветер отогнал рваные облака, открыв тонкий серпик новорожденной луны, тихий рык.. из глубины всего ее существа, лунный свет отразился на чем-то блеснув среди деревьев, значит машина близко...
мы отомстим..

Кровавая купель

главная