Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных
  • ↓
  • ↑
  • ⇑
 
12:41 

Просто потому... (чьи-то мысли)

Не надо относиться слишком серьезно к жизни, все равно из нее вам живыми не выбраться...
Я помню твое перерождение... твоя ранимая душа... она будет под защитой моего крыла, пока ты не обретешь силу вновь

11:40 

Просто разговор... что запал в душу

Не надо относиться слишком серьезно к жизни, все равно из нее вам живыми не выбраться...
Angel of 21.10.04 11:03 как тебе рассказы?

stalker 21.10.04 11:07 Это твоя душа или просто красиво написанные
рассказы?

Angel of 21.10.04 11:07 это фантазия.. не более

stalker 21.10.04 11:08 Почему тебя так влечёт боль и смерть?Только боль
и смерть?

Angel of 21.10.04 11:08 Я всего лишь даю людям то.. чего им порой не
хватает.. - страх неизведанного... того, чего на
самом деле быть не может

Angel of 21.10.04 11:16 хм.. ты со мной не согласен?

stalker 21.10.04 11:17 Не согласен в плане того,что такого быть не
может!

stalker 21.10.04 11:18 Ты не одинока в душе?

Angel of 21.10.04 11:19 все мы одиноки.. в той или иной степени.. я не
исключение

stalker 21.10.04 11:22 Вот что меня затронула,когда увидел твою
фотографию!

Angel of 21.10.04 11:22 ...

stalker 21.10.04 11:33 Ты хорошо пишешь,хоть и жутковато!Твои
рассказы это что-то от булгакова(дьявольская
вакханалия,бал у сатаны),что-то от Набокова(когда
он в Лолите описывал каждую тень чувст,каждую
тень эмоций) и твоя надежда (настаиваю,что в
каждом рассказе есть надежда,есть потаённый
выход,слегка очерченным контуром,резкими
уверенными чёрточками нанесёнными на всём
протяжение рассказа)и почему-то в конце каждого
рассказа я чувствую облегчения,когда ситуация
наколяется,рвёт тебя изнутри и любое разрешение
кажется благом.

Angel of 21.10.04 11:35 спасибо... я это. помещу в дневнике.. наш
разговор можно?

stalker 21.10.04 11:40 Да,конечно!Ведь наши жизни это тоже
рассказ,непредсказуемое соприкосновение наших
судеб!
Что может быть мистичнеее чем две души,чем две
судьбы в компьютерной сети,в ненашем мире!



URL
17:10 

Ангел и Черт и оба мои

Не надо относиться слишком серьезно к жизни, все равно из нее вам живыми не выбраться...
Задумчиво смотрю на то, как за окном серый туман оплетает деревья, большинство из которых сменили зелень своих нарядов на золотое и рубиновое одеяние. Раннее утро. На кухне звенят чашки, должно быть, Ангел готовит завтрак, что-то намурлыкивая себе под нос. Невольно улыбаюсь утренней песенке белокрылого. В глубине комнаты, где всегда стоит полумрак, на кожаном диване под клетчатым пледом зашевелилось нечто, стрелка на кончике хвоста стукнула о пол, из-под покрывала показалась рогатая голова, c уже недовольной миной. А ведь он еще не успел даже глаза открыть. Доводилось ли вам жить в одной квартире с Ангелом и Чертом, нет, значит, вы – везучий человек. Не помню, кто и когда отделил их от меня, позволив им обрести плоть. И были ли они изначально моими, так же остается загадкой для меня. Вот такое странное трио. Ангел, прячущий крылья под плащом, Черт, скрывающий рога под стильной шляпой или кепкой. Да, он у нас модник, шмоток у него больше чем у меня, а шкаф всего один, так что, открывая дверцу, я попадаю под лавину, падающих с полок его вещей.
- Затки свою пасть! – вопит хвостатый, запуская подушку в закрытую дверь, - ненавижу, - его стандартный заменитель «доброго утра». – Проснулась, рыжая, - замечая меня, он садится на диване, с издевкой смотрит своими черными глазами без зрачков, потом переводит взгляд на настенные часы, - Разбудить в такую рань, - злобно фыркает, хотя это уже стало ритуалом.
- Ты дольше все равно не проспал, - парирую я, отворачиваясь от окна, на миг он замирает, а потом на белоснежном лице появляется хмурое выражение. У него идеальные черты лица. Его внешность безупречна, и Черт знает об этом.
- Не умничай, - буркнул он, направляясь в ванную. Сквозняк быстро захлопывает за ним дверь, и он не успевает убрать хвост. Раздается хруст, затем утренний покой разрывает вопль боли вперемешку с матом, причем настолько витиеватым, что грузчики в порту умерли бы от зависти. Дверь разлетелась щепками. Такова была месть Черта, за нанесенную ему обиду, ударом кулака он разбил ее вдребезги.
Мы уже сидим на кухне, Ангел ушел за аптечкой. Аромат свежей выпечки, а также оладий, что так бесподобного умеет готовить Светлый, заставляют желудок сжиматься, заходясь в голоде, и урчание в животе, перерастает в звериный рык. Хотя хвостатый и постоянно твердит, что не переносит стряпню Ангела, сейчас ему сложно скрыть острое желание поглотить все, что стоит на столе, особо не заботясь о манерах, он еле сдерживает голодную слюну. Ангел показался в дверном проеме, взгляд в его сторону и у меня перехватывает дыхание, он так прекрасен в лучах утреннего октябрьского солнца, что, проникая в окно, золотыми бликами играет на перьях его белоснежных крыльев.. преломленные витражом лучики стремятся вплестись ему в волосы. Он ставит коробку с красным крестом на крышке на стол, подвигая ее ко мне. Черт позволяет притрагиваться к нему только мне, и никогда не позволил бы крылатому лечить себя.
- Нужно быть осторожнее, - говорит Ангел, обращаясь к рогатому, голос его звучит мягко и спокойно, забота струится в нем, - и уж точно дверь ни в чем не виновата, так что после завтрака, ты возьмешь инструменты и все починишь, - продолжил читать нотацию Светлый, иногда я готова придушить его за это, на радость Черту. Тот в свою очередь, перестает морщиться от пощипывания, что доставляет ему спирт, которым я обрабатываю его хвост, изгибает смоляную бровь, на красивых губах появляется ехидная усмешка, не говоря ни слова, он демонстрирует Ангелу длинный средний палец с острым черным ногтем. Смотрю на крылатого и понимаю, что он борется с желанием продемонстрировать Черту тоже самое. Рогатый победно улыбается, зная, что Ангел никогда этого не сделает. Брезгливо поджав губы, Светлый отворачивается к плите, колдуя над тарелками, - Вы вчера поздно вернулись, что вас задержало?
- Дела, дела… - наигранно отрешенно отвечает Черт, перемещаясь теперь на свое место в тени, - а что, ревнуешь? – откровенно издевается он, одной рукой беря вилку, а другой - откидывая с лица тонкие ряди волос, что черным шелком падали на плечи.
- Сегодня у вас новое задание…
- Кто бы сомневался, - фыркает Темный.
- Нужно спасти девочку, - Ангел нарочно пропускает мимо ушей, все шпильки, отпускаемые рогатым, зная, как это злит последнего, - и привести ее сюда. Черт со странно фанатичным огнем в глазах пускается в долгие описания того, что можно будет сделать с тем, кто хочет навредить ребенку, не упуская ни одной детали, тошнотворные обрисовки надо сказать. Ангел прерывает его, напоминая о милосердии, не знаю, почему он все еще пытается изменить Черта, естественно, рогатый посылает его куда подальше, не скупясь при этом на выражения, и они вступают в спор, который быстро превращается в ругань. Я подтягиваю под себя правую ногу, удобно устраиваясь на высоком стуле, с чашкой горячего чая, любезно налитого мне Ангелом, в руках, я наблюдаю за их полемикой, что еще чуть-чуть и перерастет в драку. Я с улыбкой жду, чем же все это закончится, в предвкушении потасовки, думая про себя, что оба они такие разные, столь потрясающе красивые и оба мои. Утро началось просто замечательно, день обещает быть отличным, а уж про вечер я и не говорю..
Повторюсь, сказав: «вот такое мы странное трио»

15:37 

Ангел Тьмы (часть 6. История Ангела)

Не надо относиться слишком серьезно к жизни, все равно из нее вам живыми не выбраться...
По миру горели костры Инквизиции. То была пора страха, боли, горя для тех, кто владел силой, впрочем, и для тех, кто ею не обладал. Ревнители веры выжигали целые семьи, борясь, как они думали, верили и говорили, с происками Дьявола, уничтожая его слуг. Преследование колдунов инквизицией началось в первой половине пятнадцатого века.
Она родилась в маленькой деревушке на юге Франции, в ночь, когда небо рассекали молнии, а тишину разбивали раскаты грома, вода лилась с неба сплошной стеной, ее мать умерла при родах, в страшных муках. Повитуха, принимавшая роды, сжалилась над ребенком, взяв ее к себе на воспитание, старуха покалдовывала, но не была одержима ведовством, и уж тем более не приносила зла в этот мир. Своих детей у нее не было, а по сему свои знания, она отдала девочке. Как ее звали?.. Время стерло настоящее имя из памяти Инги, хотя иногда Ангел Тьмы думала, что оно было стерто намеренно Высшими Силами, которым она служила вот уже столетия…
Она лечила хворь, зубную боль, помогала животным разродиться, спасала младенцев от удушения пуповиной. Как послушная христианка, каждое воскресенье она ходила на службу в маленькую деревенскую церквушку. Пастор в церкви был стар и умер, на его смену был прислан новый молодой и красивый человек с волосами цвета золотого каштана и нежно-голубыми глазами. В ночь перед его появлением, она видела страшный сон, будто собирая в лесу травы, она видит под деревом алый цветок, что манит себя своим рубиновым блеском, когда же она склонилась над ним, вьюнок спутывает ей руки и ноги, прочно привязывая к дереву, крона дерева сильно раскачивается, вдруг разбушевавшимся ветром, ломая ветви, бросая их ей под ноги, красивейший цветок обратился живым пламенем, что быстро поднимался по ветвям к ней. Она проснулась в холодном поту. «Бежать» - было ее единственной мыслью, но куда, она не была богата, даже зажиточна. Красота, подаренная ей природой от рождения, помутила рассудок молодому пастору, он тайно мечтал о ней, но его сан запрещал иметь жену, ночи на пролет молодой человек проводил в молитвах, прося Бога забрать у него грешные мысли, но Небо, казалось, было глухо к его мольбам. Он хлестал себя розгами и снова молился, отказывался от еды, но ничего не помогало, мысли снова и снова возвращались к ней. Собственная беспомощность перед своими чувствами, породили злобу, заронив в благородное и чистое сердце зерно зла. Одним весенним днем случилось в деревне несчастье, сынишка пастуха, провалился на прогнившем мостике, упав в холодную воду реки. Бедняжку вытащили на берег, но он уже не дышал, его немедленно отнесли в дом травницы, что был неподалеку, примерно через два часа, она вышла на порог и сказала отцу, что тот может забрать ребенка, и с ним все в порядке. Вот тогда-то, молодой священник обвинил ее в ведовстве, в том, что она спуталась с дьяволом, что случай с мальчишкой был ее рук дела, и сделан был для устрашения жителей деревни, что она мнит себя выше Бога, полагая, что может, как отнять жизнь, так ее и вернуть. Абсурд, но люди боялись всего нового и неизведанного, а страшные истории о жестоких колдунах и ведьмах, что сеяли разруху и смерть на земле, насылая на деревеньки стаи упырей, поднимали мертвых из могил, насылали порчу, было целое множества и одна страшнее другой. Пастор угрожал карой Господней, если народ не расправиться с ведьмой, поскольку тогда Бог посчитает, что они приняли сторону Дьявола. Объятые страхом люди схватили девушку, кто-то уже начал выкрикивать: Ведьма! Сжечь ее! На костер! Она плакала, вырывалась, но никто не слушал ее оправданий, кто-то обвинял ее в том, что она заморила его скот, кто-то, что пожар, поглотивший весь урожай пшеницы в прошлом году – это ее рук дело, несколько женщин кричало, что она извела их мужей. Как же быстро забывается добро… никто не помнил, что она лечила их, их детей, спасала им жизни, что дровосеку, она спасла руку, не допустив распространения заражения, что жену пекаря вылечила от бесплодия… Сам пастор заставил поверить себя в то, что она, действительно, ведьма и приворожила его. В ближайший городок было послано письмо, с просьбой инквизитора, что находился там, прибыть и осудить колдунью. На что инквизитором был дан ответ, что из-за лихорадки, подхваченной им, он не сможет приехать, но веруя в справедливость святого отца, в истинность его веры, он возлагает на пастора обязанность произвести суд на неверной и принять меры. Ночь святой отец думал, а утром приказал сложить костер. Плачущая девушка была привязана к столбу, а жители деревни, считали своей святой обязанностью принести по вязанке хвороста. Суда не было, святой отец прочел обвинение, затем молитву, после чего, собственноручно поднес горящий факел, поджигая костер праведного наказания. Пламя быстро поднималась к ней по сухим веткам, лизало ноги. Девушка кричала, вопила от боли, она молила, чтобы боль лишила ее сознания, но нет, она видела, как огонь пожирает ее одежду, она подняла голову к небу, кусая губы в кровь, слезы оставляли белые дорожки на покрытых копотью щеках, запахло паленой плотью. Свет пролился на нее лучом, выглянувшим из-за грозовой тучи, заполнил все вокруг, она не чувствовала обжигающего пламени, словно зима оставила на ней свое морозное дыхание. Для всех же пламя поглощало ее. Ворон кружил над ней, наблюдая рубиновым взглядом. Голос тихий, едва слышный из-за треска пламени: Тебя ждет вечность… ты будешь гнать зверя как гончая, охотником настигать его, уничтожать без жалости и сожаления. Это твой рок, твой крест отныне и навсегда… перо, что обронил парящий над ней ворон, кружась, упало в огонь. Яркий всполох пламени заставил толпу отшатнуться назад, черный столп сажи устремился в небо, столб, расколотый надвое, упал в разные стороны, выбивая сноп искр, тело девушки не нашли. Через два года пастор сложил сан и женился на дочери местного фермера, как оказалось, вера не смогла удержать его от мирских утех, он вообще был падок на женщин. Случай с молодой знахаркой превратился в историю.. история в сказку, сказка в легенду, легенда в миф, кто-то поговаривал, что видел тень девушки, что бродит среди деревьев, вокруг деревни, откуда-то пошел слух, что если найти тело ведьмы и вернуть его в землю, то беспокойная душа одарит тебя огромным богатством.. и многое, многое другое.. Но это были всего лишь глупые выдумки.

00:44 

Дождь за окном...

Не надо относиться слишком серьезно к жизни, все равно из нее вам живыми не выбраться...
Память…
Серый день бросает на стекло капли дождя… Тихой грустью защемит сердце, ты вздохнешь, тебя от созерцания ливня за окном оторвет звонок телефона, что наполнит звуком кабинет. Монитор компьютера, замигав, погаснет, выпуская на черный экран заставку. Ты повесишь трубку, вновь погружаясь в размышления, и сам, не заметишь, как твои мысль станут воспоминаниями. Ты печально улыбнешься, глубоко внутри себя смеясь над иронией судьбы, человек, который мог понять тебя, находился на другом конце света, вас связали нити всемирной паутины интернета. Как странно, только буквы на экране, складывающиеся в слова, а слова, сплетающиеся в строки. А ты считал, что для общения тебе необходимо видеть глаза собеседника, как оказалось, совсем необязательно. Несколько недолгих разговоров, и общение с ней стало необходимостью. Чего-то не хватало, если ты не видел этих строчек…
Письма….
Странный трепет охватывал тебя, когда ты открывал электронный ящик, улыбка появлялась на твоем лице, когда ты видел. Что от нее пришло электронное послание. И ты всегда отвечал, ни одно ее письмо не осталось без ответа…
Чувства…
Любовь? Нет… у тебя было кого любить.. и о ком беспокоиться, кого ждать… Почему все меряется любовью или страстью..? Почему так узко, так неправильно однобоко все судят о чувствах к человеку… Ты не ждал ее шагов на лестнице.. не чувствовал запаха духов в весеннем ветре, по сути, ты не знал, как пахнут ее духи. Она была серым призраком в твоей жизни, безмолвным наблюдателем, как впрочем, и ты в ее… Вас разделила то ли судьба, то ли вечность, то ли рок… да и какая разница, суть в том, что вы были порознь и не собирались ничего менять, приняв это как должное…Свое отношение к друг другу вы вынесли за понимание сего мира.. и свое.. и никогда не возвращались к этой теме…
Она была странной, это единственное слово, что подходило ей…Как не пытался, ты не мог ее разгадать, а понять.. и подавно. Все, что тебе оставалось, так это принять ее такой, она была.
Встреча…
Командировка. Ты на два дня оказался в ее городе. Несколько раз ты набирал ее номер телефона, тут же сбрасывая, не услышав ответного гудка в трубке, боясь этим звонком все изменить, разрушить ту иллюзорность, которой был окутан ее образ, разбить в дребезги преграды меж вами… Но потом ты решился… голос ее звучал тихо, мягко… Приглашение на кофе… Встреча в серый дождливый день.. и ее красное пальто, как яркая вспышка пламени. Молчание, которое не было неловким. Глаза в глаза… А потом она заговорила о тебе, о твоем прошлом, настоящем, будущем, жестом призывая тебя к молчанию… она говорила быстро, будто боялась неуспеть…Тебе казалось, что она видит тебя на сквозь.. Она вытряхивала из тебя тайные мысли, которые были упрятаны настолько глубоко в тебе, словно ты пытался скрыть их и от себя тоже, она обнажала твою тьму, проливая на нее свет знания.. все в тебе клокотало, шипело.. и металось в тихой ярости.
Разговор…
- Почему ты не сказала мне? – сам удивляешься слабости своего голоса.
- А зачем? Чтобы это изменило? – она пожимает плечами, взгляд печален, а тонкие пальцы перебирают карты таро, в которых ты узнал Старшие Арканы.
- Я бы постарался тебе помочь… - понимаешь, как глупо это звучит, кусая губы.
- Мне не помочь, - качает головой, - у каждой силы есть своя обратная сторона. В моем случае не известно, что есть причина, а что следствие.
- Ты знала об этом, - скорее утверждение, чем вопрос.. кончиками пальцев ты касаешься тыльной стороны ладони ее правой руки, словно боишься вспугнуть, а потом крепко сжимаешь кисть, будто сможешь удержать…
- Предвидела, они подтвердили – кивнула на карты, глаза грустны, а под ними залегли серые тени.
- Сколько? – ты спрашивал о времени, которое у нее осталось.
- Мало… - голос стих…
Ты уехал… тайна, увозимая с собой, холодом обжигала душу…безысходность... беспомощность заставляла кровь вскипать в приступе гнева и отчаянья…
А однажды она не появилась… и ты понял, что все… Ты не осмелился позвонить, подтверждение страшной догадки, казалось, убьет тебя…
Память…
Дождь стучит в окно машины, бьется крупными каплями в иллюминатор самолета, роняет слезы на ветровое стекло такси…
Со скрипом открылась калитка кованых ворот. Шуршание длинного кожаного плаща, потяжелевшего от воды, по задникам твоих ботинок. Запах сырой земли смешивается с сладковатым ароматом белых роз. Ты не знаешь куда тебе идти, твоя тьма ведет тебя, она никогда не ошибалась.. на этот раз тоже… Ты не брал зонта, ты не любишь их.. вода струйками стекает по волосам.. Ты тряхнул головой, рассыпая их тонкими прядками, с волос цвета вороньего крыла пали воды на черный гранит надгробия… Ты присел на корточки, кладя розы, рядом с ее серым призрачным изображением в камне… Прикрывая глаза, пытаясь усмирить бурю эмоций.. у тебя это получилось. В твоей голове зазвучал ее голос, так ясно, что казался реальным… фраза, сказанная ею в вашу первую и последнюю встречу…
Мы родились не в то время, ни в том месте, как видно, там.. опять все перепутали… Грустишь? Не грусти… мы встретимся.. может быть в следующей жизни… ты счастливый человек, так оставайся им… обещай мне.На прощание, она обернулась у выхода, и улыбнувшись весело и даже озорно, она сказала..
До встречи в следующей жизни..
И скрылась за дверью…
До встречи.. там.. за пределом



17:43 

Оборотень

Не надо относиться слишком серьезно к жизни, все равно из нее вам живыми не выбраться...
Тяжела судьба того, кто несет проклятье полной луны в своей крови. Людей не волновала ни честь, ни доблесть, ни храбрость молодого воина. Им было все равно, что он проливал свою кровь за их свободу на ратных полях, им было наплевать, когда он, рискуя своей жизнью, спасал их из огня горящих домов. Однажды узнав о его тайне, они задались единственной целью – уничтожить его, растерзав его тело. Кто был охотником – это еще вопрос.
Устроена облава, хитрые люди наняли охотников, инквизиторов, его травили как зверя, которым он являлся лишь отчасти. Он бежал под градом камней, стрелы, свистя, пролетали рядом, вслед ему пели отходные молитвы. Он бросил все, что у него было. Он ненавидел себя за то, что приходилось спасаться бегством. В короткий миг отчаянья, оборотень был готов развернуться и встретить противника грудью, взглянуть в глаза смерти в черной рясе с крестом в руках, вместо косы, но инстинкт самосохранения заставлял его скрываться, уходить от погони, выжидать. Однажды, им почти удалось поймать его, оборотень был застигнут врасплох, с трудом он смог порвать кожаные плети, что спутали ему руки и ноги, но серебреные крючки, что были вплетены в них, глубоко засели под кожей, не было времени их вынимать, а кровь не остановить, он скрылся в тумане болот, но знал, что далеко ему не уйти, преследователи спустили псов. Надежда на спасение иссякла, сил почти не осталось, опустившаяся ночь выпустила на небо полную луну, превратив его в волка. Он был готов принять смерть, он молил ее прийти за ним, когда лесная тропа вывела его к замку, который со стороны казался брошенным, плющ увивал его стены, постепенно разрушая, но в тоже время, делая неприметным среди лесной чащи. Лишь в комнате на верхнем этаже горел свет. Волк остановился и с тоской посмотрел на светившееся в темноте окно, вот огонек, словно живой, стал перемещаться сверху вниз, пока тяжелая резная дверь и не отворилась, а на пороге появилась девушка, мысленно оборотень назвал ее Белой Леди. Она поманила его, и шагнула в сторону, освобождая проход, на краткий миг взгляд волка встретился с ее глазами, в них не было страха, а у него выбора, он затрусил внутрь. Дверь со скрипом закрылась, послышался звук задвигаемого засова.
- Идем, - сказал мелодичный голос хозяйки дома, освещая себе путь единственной свечой, она повела его по коридорам. Но волку не нужен был свет, чтобы разглядеть ее. Стройна, изящна, с волосами желтыми как мед и осколками весеннего неба в глазах. Она отворила дверь в одну из комнат, где в камине потрескивал огонь, - вот, располагайся, - обвела она рукой помещение, - пока ты здесь, тебе ничего не грозит. На кровати ты найдешь чистую одежду, горячую воду в лохани за ширмой, ужин будет готов через час, - с этими словами она вышла, прикрыв за собой дверь.
«Откуда она знает? Или это очередная ловушка? – подумал волк, оглядываясь, - непохоже…».
Она вернулась, как и обещала, спустя час, вошла, предварительно постучавшись. Он сидел на полу, перед камином, с влажных волос, что прядями падали на плечи, стекала вода. То, что было на подносе, он знал, он по запаху определил, еще только когда девушка отворила дверь в кухню. Голод заставлял желудок сжиматься в комок, но манеры не позволяли ему наброситься на еду. В темных глазах оборотня отражалось пляшущее пламя. Он вздрогнул, когда руки девушки, коснулись его израненной спины, прикосновение было легким, а кончики пальцев - мягкими и теплыми. Звук, вытаскиваемой пробки из сосуда с узким горлышком, комнату наполнил запах травяной настойки, сколько их было оборотню сразу не разобрать. Он сидел не шелохнувшись, не издав и звука, пока Белая Леди вынимала серебряные крючки из его спины…
Он не спрашивал откуда ей известна его тайна, а она в свою очередь так же хранила молчание, не говоря, что видела его в зеркале родниковой воды еще три дня назад. В безмолвии прошел ужин, оборотень прятал черный бархат взгляда, словно стыдясь чего-то, хотя сам не знал причину своего стыда.
А когда она была уже у двери, готовая выскользнуть за нее и скрыться во тьме ночи, наполнившей замок мраком, он поймал ее взгляд и тихо шепнул:
- Останься…
И она осталась… а перед рассветом, он смотрел на, спящую на его плече, девушку, она была воплощением света, что был для него не достижим. Его пальцы осторожно перебирали шелк ее локонов. Оборотень размышлял, что он мог дать ей… Ничего… кроме зла, кроме тьмы, что наполняла его, он знал, что никогда не осмелиться сделать ее подобной себе. За ним будут охотиться вечно, только холод, боль, несчастья – его вечные спутники, так пусть же его рок, не коснется ее. Он осторожно положил ее на подушку, что бы не потревожить сна, взглянув на нее, в последний раз любуясь ее красотой: «Не ищи меня. Я не стою твоих слез» он отправился в путь, из которого, он не вернется, оборотень знал об этом.. так он думал…
Он скрывался в лесной глуши, таял призраком среди деревьев, он уходил, не оглядываясь, зная, что она смотрит ему в след с высокой башни замка…
В шелесте зеленой листвы, оборотень слышал ее дыхание, он думал о ней, когда осень бросала ему под ноги золото, он видел Белую Леди в ночном небе, когда любовался сверканием далеких звезд, слышал ее голос в шуме дождя. Тоска по ней была с каждым днем все сильнее и стала не выносимой, когда холмы посидели, когда снег крупными хлопьями падал на землю, урывая ее белым саваном, тогда он решил вернуться…
Только он нашел замок сгоревшим … Все внутри сжалось и разом оборвалось, когда он видел пеньковую веревку перекинутую через ветку старого вяза и обвязанную вокруг ствола…ее ровный конец, что развивался на ветру, говорил о том, что веревка была обрезана…Картина ясно предстала перед глазами: толпа людей исполненных ярости и злобы ворвались в замок, скорее всего ища его, но не найдя, они обрушили весь свой гнев на хрупкую девушку… Они повесили ее, как ведьму.
- Где же мне искать тебя? Где же твоя могила, моя леди, куда бы я смог прийти оплакивать тебя…- шептал он, а его голос подхватывал морозный ветер седой зимы, унося вдаль. Чувство что в сердце вогнали нож, боль поднималась из глубины, наполняя его сознание, выталкивая душу из тела… Взгляд упал на алую розу, цветущую среди снега – она подала ему знак. Оборотень упал перед ней на колени, закрыв руками лицо, он просил прощения, что его не было рядом, когда он был так нужен, что не спас, что не отвел беду… А когда настала ночь, выгнав на небосклон полную луну, над руинами замка, да и над всем лесом послышался одинокий волчий вой...


11:35 

Уезжаю

Не надо относиться слишком серьезно к жизни, все равно из нее вам живыми не выбраться...
Дорогие ПЧ, и все те, кто читает мои записи.
Редко с Вами общаюсь напрямую, только через рассказы.
Но сейчас сообщаю, что уезжаю ровно на 10 дней. В Москву.
Вернусь 31, буду скучать.
До встречи.
Бесовка.

00:59 

Не надо относиться слишком серьезно к жизни, все равно из нее вам живыми не выбраться...
Я распахну чужие крылья,
Взмою в незнакомое небо.
Я о тебе никогда не вспомню,
Потому что тебя еще не было.
Мой путь начнется с конца,
Ведь гонцы у судьбы мертвые.
Ты не касайся моего лица,
Потому что у тебя и руки, и сердце - холодные.
Ты о прошлом меня не спрашивай,
А о будущем не знаю я.
Да и планов я не вынашиваю.
Не заглядывай мне в глаза жалобно,
Не проси ты меня о помощи,
Потому что я - сволочь та еще,
Ну а что ты возьмешь со сволочи?

00:58 

Недоделанный стих..(да простят меня читатели)

Не надо относиться слишком серьезно к жизни, все равно из нее вам живыми не выбраться...
В бесконечном танце Смерти
Бьются в лихорадке черти,
Крылья Ангелы теряют,
Кровью люди истекают.
Заменяем мы друг друга,
Ну а жизнь бежит по кругу.
И рождаясь - умираем,
За любовь мы убиваем.
А за деньги глотки рвем.
Что же будет здесь потом?

00:06 

Букетик на могилу.

Не надо относиться слишком серьезно к жизни, все равно из нее вам живыми не выбраться...
Отличный весенний день. Солнце. Чистое синее небо в пушистых белых облаках. Щебет птиц. Деревья, одетые в молодую листву. И прекрасное настроение с самого утра, с момента, когда проснулся. Чудесное состояние, когда все радует, когда улыбка не сходит с лица, когда трудности кажутся такой мелочью, что на них даже внимания обращать не хочется. Все легко и просто. Прохладный душ, пусть еще не лето. И песня, которую ты мурлычешь, потому что слов не знаешь, стоя под струями воды, старательно выводишь мелодию, но жутко при этом фальшивишь. И это забавляет тебя. Ты готов танцевать. Выплясывая нечто непонятное, смесь шаманских танцев и современного диско, ты выходишь из ванной, галопом проносишься по коридору, топая при этом, как огромное стадо слонов, босые ноги скользят на паркете, ты падаешь, заходясь при этом хохотом. Ты ловишь себя на мысли, что со стороны это, наверняка, похоже на истерию, но понимаешь, что тебя это не волнует.
Ты несешься на работу, как на праздник, с улыбкой от уха до уха, хотя прекрасно знаешь, что шеф, которого ты принял считать за придурка, опять даст тебе наиглупейшее задание. Что на столе тебя ждет кипа бумаг, что до конца недели сплошная непроглядная рутина. Но ты, засучив рукава, трудишься, понимая, что работа приносит тебе радость. А еще ты улыбаешься всем, говоришь комплименты сотрудницам, буквально в них рассыпаясь. Помогаешь донести ведро воды уборщице на два лестничных пролета, чем вызываешь мину непонимания на лице. Ты стремишься помочь всем и вся и светишься счастьем.
Обеденный перерыв. Тебя тянет погулять, пройтись по улицам, залитым весенним солнцем, послушать воркование голубей. И ты буквально выбегаешь из офиса. Легкой походкой, держа руку в кармане, ты идешь по тротуару, улыбаясь собственному отражению в витринах магазинов. Среди толпы ты замечаешь ее. Свою любовь. Вы уже как год вместе, ты еще никого так не любил. Она для тебя все, само совершенство, умная и добрая. Ты следишь за ней, не скрывая восхищенной улыбке, сегодня она особенно красива. Легкий ветерок играет ее волосами. Ты стараясь не выпустить ее из виду, следуешь за ней, в ближайшем цветочном ларьке ты покупаешь букет из мелких душистых гвоздичек, девушка-цветочница окликивает тебя, протягивая еще один цветок, сказав, что ты его обронил, а без него количество цветов четное, ты рассеянно ее благодаришь и спешишь нагнать свою любовь, пока не затерялась в толпе. У тебя игривое настроение.. и воспользовавшись тем, что она тебя не видит, ты набираешь ее номер, и после того, как она берет трубку, ты говоришь, стараясь чтобы голос звучал как можно серьезнее, что тебе нужно ей что-то сказать. Что это случилось уже давно, что ты встретил девушку и понял, что она именно та, кто тебе нужен. Естественно, ты подразумеваешь ее, но стараешься говорить все так, чтобы она не догадалась сразу. Ты видишь, как она остановилась как вкопанная, ясно, что она поверила, что новость ее ошарашила. Она что-то неразборчиво шепчет в трубку, но ты прерываешь ее, продолжая объяснять, как важно, чтобы она тебя поняла. Голос ее дрожит, ты улыбаешься, представляя, как сейчас подойдешь и скажешь, что той самой девушкой-мечтой, от которой ты без ума, является она сама, как преподнесешь ей букет, как она обиженно наморщив носик, стукнет тебя по плечу, сказав, что ты ее напугал или сделает вид, что все знала с самого начала, а ты позволишь ей эту маленькую ложь. Ты отворачиваешься, понимая, что она обернется, а если увидит, то сюрприз будет испорчен.
Жуткий скрип, протяжный сигнал.. и глухой стук, заставляют тебя похолодеть, разбивая весь солнечный счастливый день в клочья, потрясенный вздох толпы и чей-то напуганный вскрик выводят тебя из оцепенения, ты поворачиваешься, видишь как на краю тротуара толпятся люди, машина с разбитым лобовым стеклом и ошарашенный водитель, что стоит рядом, держась за дверцу, чтобы не упасть. И на полосатом асфальте пешеходного перехода лежит она, твоя любовь, твоя мечта, с руками, раскинутыми в стороны, словно она стремится кого-то обнять, и стеклянным безжизненным взглядом, смотрит в небо, а в глубине ее столь прекрасных глаз затаилась печаль. Гвоздика падает из букета на землю. Теперь их четное число. Букетик. Букетик на могилку потерянной любви…

14:38 

Леди Скорпион (продолжение)

Не надо относиться слишком серьезно к жизни, все равно из нее вам живыми не выбраться...
посвящается все той же...

Рыжеволосая ведьма отвернулась от окна и взглянула девчонку, что мялась у двери. Хозяйка дома сохраняла молчание, давая гостье заговорить первой, но та почему-то не желала воспользоваться предоставленным ей правом.
- Итак, зачем ты пришла? – колдунья устала от молчания, подумав, что оно может продлиться бесконечно долго, а это лишь лишняя трата ее времени.
- Я знаю, что ты – ведьма, - как-то неуверенно произнесла посетительница, явно объятая страхом перед могуществом стоящей перед ней девушки.
- О.. – изрекла колдунья, что носила имя Ксана, потом, улыбнувшись, добавила, - это все знают. Или многие. Что конкретно ты хочешь от меня? Уж точно не поболтать о том: как это, когда ты – ведьма, - ее губы вновь тронула улыбка. Она вовсе не собралась показаться дружелюбной. По сути, ей это было не нужно, поскольку люди не стремились завести с ней дружбу. Они хотели иметь ее в союзниках, но всегда сторонились близкого с ней общения, опасаясь ее Силы. Стереотипы не рушатся с годами.
- Я хочу отомстить, - девчонке на вид было лет семнадцать, еще подросток, не до конца оформившейся. Она осмелела и отошла от двери, двигаясь навстречу к Ксане, но ее смелости хватило лишь до середины комнаты, где она и остановилась.
- Месть, - фыркнула ведьма, люди не придумыли ничего нового, они не идут дальше, чем приворотные зелья или порча, хотя, может быть, оно и к лучшему? Ксану крайне удивило, что гостья, совсем юная особа, пришла к ней за помощью в мести, - Кому же ты собираешься мстить? Подружке, что отбила у тебя парня? Какому-нибудь хулигану, что отобрал у тебя деньги? Матери или бабушке, что не пускают тебя на дискотеку, - не без издевки интересовалась Ксана.
- Одному человеку, он изменил мне, - запинаясь от смущения, чуть ли не по слогам произнесла девчонка, которая явно терялась под пристальным взглядом зеленых глаз колдуньи.
- Как я полагаю, он старше тебя, - Ксане не нужно было видеть, как ее юная гостья кивнет, ее чутье никогда не подводило ее. История стара как мир. Он изменяет той, что младше его, а юношеский максимализм последней не дает все оставить как есть и требует отмщения, - Проча – это ужасная вещь, милочка, он будет страдать…
- Нет! Я хочу, чтобы он умер! Сдох в ужасных мучениях! – внезапно завопила девчонка перед тем, как залиться слезами, - я хочу, чтобы он понял, какую боль причинил мне… -рыдая, она закрыла лицо руками, опустившись на колени на мраморный пол комнаты.
- Я не занимаюсь убийствами, - отрицательно покачала головой ведьма, удивленно посмотрев на девочку. - Не мой профиль. – Ксана давно отказалась от людских жертвоприношений и изготовления смертельных снадобий. Она отказывалась идти на сделку с самым страшным судьей после Инквизиции - со своей совестью, не желая отвечать за чью бы-то ни было жизнь, тем более смерть. Сидящая на полу девочка-подросток умоляюще посмотрела на нее. Скрестив руки на груди, ведьма задумалась. Она простояла около минуты вот так: без движений, глядя в пустоту, а потом словно опомнилась, - Я знаю, кто тебе поможет, - она отошла к столу и взяв листок сиреневого цвета, от которого пахло лавандой, быстро на нем написала адрес и телефон, - Отправляйся к той, чье имя не известно, но все ее знают, как Леди Скорпион, возможно, она поможет тебе, - с этими словами, Ксана протянула листок девчонке, вновь отвернувшись к окну, она сложила ладони пирамидкой, поднеся их губам, до ее ушей донесся звук захлопнувшейся двери. Посетительница ушла.



17:23 

Леди Скорпион (начало)…

Не надо относиться слишком серьезно к жизни, все равно из нее вам живыми не выбраться...
Моей лучшей подруге посвящается...
Книга со звуком была захлопнута, усталый взгляд скользнул по комнате, запустив руки в золотисто-рыжие волосы, уперев локти в стол, она наклонила голову. Глубокий вздох, чтобы хоть как-то снять усталость. Возникшая в дверном проеме тень, нисколько ее не удивила и уже тем более не напугала.
- Что привело Вас столь поздний час в мою скромную обитель, сударь? (морщась, открыла глаза, повернув голову в сторону двери).
- Для кого-то поздний, а для кого-то и нет.. (в потрясающе красивом голосе звучит смешок) Сейчас только полночь, леди. Здравствуйте (перешагнув невысокий порожек, тень скользнула в комнату).
- Бессмертные (с толикой презрения и примесью усталости, но все же, как можно тише произносит она, следя за тенью. Нет, не специально, это уже происходит автоматически. Ее жизнь, полная сюрпризов, научила, что нужно быть всегда начеку). Я и забыла, что ты беспрепятственно можешь входить ко мне (откидываясь на спинку стула, расстегивает две верхние пуговицы пиджака).
- Ты сама меня впустила, помнишь? (Элегантно одетый гость, опускается в рядом стоящее кресло. Тонкие пряди белоснежных волос упали на лицо.. человека? Нет, даже неземная красота не смогла скрыть, зверя таящегося в нем. Темные глаза вампира, словно зеркало отражали ее, не позволяя проникнуть душу. Как же смешно звучит сочетание «вампирская душа»).
- Конечно помню, (стучит пальцами по столу). Ты раненную принес меня сюда, у меня не было выбора, как только разрешить войти тебе. А теперь ты этим пользуешься…(на губы наползла кривая усмешка). Кстати, кровь с твоих рук, падает на мой белый, кристально чистый, я повторю: белый… ковер (кивает на окровавленные руки вампира, алая вязкая жидкость скатывалась по тонким пальцам пришельца).
- Жажда (вампир пожимает плечами, с улыбкой глядя, как кровь разводьями ложится на ковер, впитываясь глубоко в ткань). Кто он?
- Он? (слово повисло в тишине, брови в удивлении поползли вверх).
- Да, леди, он.. тот, кого ты должна убить (кивает вампир, взглядом указав на аккуратно сложенную салфетку на краю стола) Не пытайся отнекиваться, мы слишком долго знаем друг друга. (Вампир улыбается, предаваясь воспоминаниям). Мы знакомы с тех пор, когда волосы у тебя были длинными, а оружием твоим был меч. Помнишь?
- Конечно помню (в ее словах сквозит легкое раздражение) Ты – единственное, не выполненное мною, задание (фыркает она, кидая вампиру полотенце, которое он без труда ловит).
- И я тебе до сих про плачу за то, что сохранила мне жизнь (без эмоционально звучат слова вампира). Так кто он? (возвращаясь к прежней теме, не позволяя увести разговор в сторону, вампир поднимается, стирая кровь с рук, он, поворачиваясь вокруг своей оси, оглядывает комнату, словно видит ее впервые. Только его глазу позволено увидеть незримых теней, что скользят по стенам помещения, только острому слуху бессмертного позволено слышать их голоса).
- На хвост не наступи (тихо произносит она, наблюдая за гостем).
- Не наступлю, не волнуйтесь, я в отличие от остальных способен его видеть, (отвечает вампир, заметив как угрожающе шевельнулось жало) леди, Леди Скорпион.
- Я ничего не скажу тебе до тех пор, пока не найду его, а пока мне пора (резко встает, направляясь к двери, хвост покачивается в так шагам).
- Я провожу, леди (говорит вампир, закрывая за собой входную дверь)


15:02 

Не надо относиться слишком серьезно к жизни, все равно из нее вам живыми не выбраться...
Темнота…
Молчание…
Тиканье часов и звук капающей воды…
Ни тепло…
Ни холодно…
Никак…
по определению…
Боль? Боль.. Боль!!! От разбитого сердца…
От изорванной души…
в клочья..
От изломанной судьбы…
От изрезанных вен…
От истерзанных мыслей…
Молчание…
Затаенное дыхание….
Неровное сердцебиение…
Нет прощения…
Нет желания…
Двери разом захлопываются… ты остаешься внутри…словно в ловушке…
Наблюдаешь.. как постепенно они тают в стенах, превращаясь в ровный камень… Так же исчезают окна, забирая с собой весь свет… полная темнота…вакуум.
Кричать!… твоя мысль… звук тоже украден… вот оно одиночество в абсолюте… Это то,чего желало твое сердце? Это то самое?… Вот он вечный покой…
Нужно быть со своими желаниями поосторожней…они могут исполниться… твое уже… По ногами нет ничего… ты срываешься вниз.. падая.. летишь.. куда?… Падение длинною в вечность… по знаку бесконечности..
Бейся, как птичка в клетке… никто тебя не услышит… не увидит.. не найдет… рыдай… Белыми вспышками… яркими образами.. через сознание еще не потерянное, но уже тебе неподвластное… осколки зеркала.. осколки зеркала в густо красных пятнах… на дне раковины… скользкий кафель… на полу.. влажный теплый коврик… с потемневшим одним углом…
Дошло?
Конечно…
Страшно?
Безусловно…
Поздно…

13:04 

Танец пламени

Не надо относиться слишком серьезно к жизни, все равно из нее вам живыми не выбраться...
Не смотрите долго на открытый огонь…
Пламя поглотит вашу душу…



Шорох спичечной коробки. Треск.. мелкие искорки.. рождение нового пламени…но жизнь спички коротка.. поэтому, чтобы спасти огонек от угасания.. ты, бережно прикрывая его ладонью от сквозняка, подносишь к свече…фитиль вспыхнул… ты заворожено смотришь на танцующий язычок пламени… и только ты способен понять.. какую силу он в себе таит, он может подарить свет и тепло, но в тоже время может отнять все…
Огонь плавит парафин, заставляя свечу плакать… да любовь пламени доводит до слез… Ты с улыбкой наблюдаешь оранжевым огоньком, с синими прожилками у фитилька…
… Только ты способен оценить красоту огненного танца…
Твоя любовь… твоя страсть… родилась очень и очень давно… тебе было восемь… когда ты поджег газету… Ты видел как пламя быстро поглощает ее.. с хрустом и потрескиванием… как бумага, сворачиваясь в немыслимые фигуры, падает на пол, рассыпаясь.. в пепел… ты завидовал ей…
И ты услышал… шепот.. тихий и слабый голос пламени… завораживающий… немыслимо восхитительный и пугающий… он должен был звучать громче… ты поднес догорающую газету к занавеске… пламя быстро забралось по ней вверх… как по веревочной лестнице… оставляя желтые пятна на обоях… и черные следы на потолке… догорающая ткань оборвалась и упала на пол… а огонь, смеясь… уже бежал по стене.. обои сжимались и чернели.. пламя проникало в стены… обнажая швы и неровности… Ты улыбался, радуясь вместе с ним, не обращая внимания на удушливый дым… Необъяснимое чувство охватило твою душу… полета… тебя словно что-то поднимало вверх.. отрывало от пола… будоражащее покалывание внизу живота.. и странный пугающий холод в груди…Ненасытный огонь поглощал все на своем пути… ты подарил ему жизнь.. ты подарил ему дом своей бабушки, ты вышел, давая пламени насладиться подарком, не желая ему мешать… со стороны наблюдая за тем как алые языки поднимаются к небу, как захватывают крышу, ломают перекрытия, и те с треском обрушиваются вниз, круша пол… с грохотом падая на первый этаж.. выбивая сноп искр… Как алым маревом, огонь окрасил ночное небо… Пламя за час поглотило все дом.. сарай… Бабушка… она не успела выйти.. пламя не выпустило ее, ты видел как почернев.. стекла лопнули и со звоном вылетели из рам.. огонь бесновался, танцуя по ее комнате, обрушив горящие балки на ее кровать, погребя ее тем самым… с бешеным ревом вырываясь наружу… Ты со слезами на глазах, наблюдал, как пламя рвется вверх… словно желая улететь в небо…заставить его запылать… огромные легкие огня втягивали в себя воздух … давая ему новую силу… К тому времени, как приехали пожарные, пламя уже успело скрыться… оставив после себя лишь тлеющие угли… пожарище разбирали только утром… тебя отправили жить к тетке…
… но ты не смог забыть песню пламени.. его красоту…
однажды ты снова решил подарить огню жизнь...
Это был кот… большой пушистый серый кот… ласковый и доверчивый зверь… ты подозвал его… кот подошел, урча, потерся от твою ногу, ты взяв его на руки отнес в гаражи… ты облил его бензином…чтобы пламени было легче… кот брыкался и извивался.. фыркая.. и тряся лапами… тогда ты поднес к нему горящую зажигалку…
Ты никогда не забудешь его отчаянного мяуканья перерастающего в рев, когда огонь охватило его… как крика о помощи.. он носился по пространству между гаражами… желая сбить пламя… и снова это чувство полета.. едкий запах горящей шерсти и обугливающейся плоти бил в ноздри.. Ты завидовал коту.. ведь пламя любило его.. почему же он не понимал.. ты никогда не забудешь.. жалобный взгляд.. горящего зверя… огонь проник в него.. захватил его изнутри… любовь пламени приводит к смерти… ты это понял…
Тебя видели… узнали.. про дом… и отправили на принудительное лечение в психиатрическую клинику… с диагнозом пиромания…
Десять лет.. на десять долгих лет… тебя разлучили с пламенем.. тебя лечили.. пытаясь выбить из тебя любовь силой… тебе пришлось притворяться.. тебя тошнило от этого… о только так ты мог вернуться к нему…

Теперь сидя в своей квартире.. ты смотрел на догорающую свечу… никому не понять огня… глупые люди.. приручают его, заставляя служить себе… и бояться его.. ненавидят..
Им не понять…
Пламя свечи шевельнулось… я хочу тебя… шепнуло пламя… ты замер.. на несколько секунд забыв, что нужно дышать… казалось, что даже сердце перестало биться…
Я хочу тебя.. шепот стал громче…
Ты не мог противиться…
Сейчас.. сейчас…
Ты решил отдаться огню без остатка… бензин покрыл тебя чуть жирной пленкой… пламя переползло с огарка свечи тебе на руку…его ласки были с начала несмелыми… но с каждой секундой их сила все нарастала… краснея.. твоя кожа порывалась волдырями.. лопалась и, чернея, скукоживалась …пламя вгрызалось в плоть… боль разлилась внутри тебя.. смешиваясь с чувством полета.. и холода в груди… одежда буквально осыпалась .. поглощаемая огнем…ты стонал… Любовь пламени жестока… Легкие со свистом вкачивали воздух.. но дышать было уже больно… Пламя охватило тебя.. его объятия были … болезненными и жестокими.. оно сжимало.. все сильней.. ты не мог стоять - упал на колени… ты чувствовал, как горит твое тело.. пока огонь не сжег нервные окончания.. когда он подобрался к твоему лицу.. ты чувствовал, как выкипают твои глаза.. последнее, что ты им смог увидеть это было прекрасное пламя.. переливающееся от желтого.. оранжевого к алому.. с синими прожилками…
Любовь пламени смертельна….



00:52 

Черная вдова

Не надо относиться слишком серьезно к жизни, все равно из нее вам живыми не выбраться...
Женский голос в трубке в очередной раз сообщил, что абонент временно недоступен. Который раз ты звонила? Пятый? Десятый? Двадцать пятый не хотела?
И что?
И ничего…
Он либо не брал трубку, либо вообще отключил ее… Ходя из угла в угол, ты придумывала ему разные оправдания, гоня от себя мысль о его измене, которая становилась все навязчивее. Он все чаще забывал о тебе, все реже приходил. У него с каждым днем находилось все больше дел, которые мешали вам встретиться. Твои подруги наперебой говорили тебе о том, что у него другая, но ты не хотела и слушать. В прихожей, на тумбочке ты обнаружила забытую им записную книжку, в которой был своеобразный график посещений и комментарии к каждой особе, а так же добрая сотня телефонов. Вот оно доказательство, против которого не поспоришь… ты отшвырнула книжечку. Ты плакала, звонила ему, желая потребовать объяснений, но телефон он так и не включил, обида перерастала в злость, она в свою очередь в ненависть. Ты хотела отомстить. Но как? Ты осознавала, что месть изменой ничего не даст, вернее повод ему уйти. Он просто скажет, что вас больше ничего не связывает и все.. все закончится. Отпустить… нет ты не хотела его отпускать… ты намеревалась его страдать за каждую пролитую тобой слезу. За каждую бессонную ночь, проведенную в ожидании его. Этот человек давно превратился в твою навязчивую идею, а теперь ею стала жажда мести. В эту ночь ты тоже не спала, возможно, ты бы дала ему шанс, если бы он позвонил, если бы хотя бы попытался все объяснить, но нет… он этого не сделал. Ты тупо уставилась в экран телевизора, переключая каналы, по одному из них шел фильм, где одна из героинь предлагала другой отомстить неверному мужу.. очень актуальная тема… Ты вслушалась в разговор двух женщин на экране.
- Позвони ей… - шепотом сообщала та, что была выше ростом, - черная вдова –это решение всех твоих проблем. Вот возьми, ее номер… -она несколько раз повторила набор цифр.
Шутки ради, ты потянулась к телефону и набрала номер, послышались гудки, трубку подняли… женский голос глухо произнес: алло … ты нажала на сброс… Значит, номер существует, но не может же это быть та самая черная вдова из фильма, ты хихикнула, нервно передернув плечами. Но эта мысль не выходила у тебя из головы до самого утра, на рассвете ты сидела и гипнотизировала трубку, размышляя над тем, чей же все-таки это номер, если ты позвонишь, то тебя скорее сочтут сумасшедшей, но с другой стороны попытка не пытка… «Позвони ей… черная вдова – решение твоих проблем» - звучал голос героини неизвестной актрисы у тебя в голове подобно заклинанию. Запищали кнопки телефона под твоими пальцами, ты не записывала номер, он просто-таки врезался тебе в память.
-Алло… - послышался негромкий женский голос на том конце.
-Черная вдова? – нерешительно, после некоторой паузы спросила ты, чувствуя, как бешено бьется твое сердце.
- С кем имею честь? – спокойно, без промедлений последовал ответ. Ты была поражена… как такое может быть? Она издевается над тобой? Возможно, уже не один шутник звонил ей и теперь шутит она… Ты представилась и попросила о встрече. После короткой паузы, тебе было сказано, что черная вдова приедет к тебе через полчаса, и трубку повесили. Ты стала ждать. Ты не знала, какой будет эта женщина, и приедет ли она вообще.
Стук каблуков о деревянный пол в коридоре возвестил о прибытии гостьи. Звонок в дверь, ты некоторое время колебалась, но все же встав с дивана, пошла и открыла дверь.
Черная вдова полностью оправдывала прозвище, которое носила. Чуть выше среднего роста, стройная, с бледной, почти белой кожей. Глаза были спрятаны за солнце защитными очками, руки утянуты в черную лайкровую ткань перчаток, накинутый на голову капюшон плаща по пятки в тон перчаткам, сапоги-ботфорты на высоких металлических каблуках. Она, не дожидаясь твоего приглашения, вошла, оглядев комнату, остановилась перед креслом, оглядело его, сочтя подходящим, села, закинув ногу на ногу.
- Ну-с, чем я могу помочь? – спросила она, глядя на тебя через темное стекло очков.
- А Вы и в правду, та самая черная вдова? – изумленно глядя на нее, спросила ты, хотя знала, что рассчитывать на правдивый ответ не приходится. Гостья лишь кивнула. – Он изменяет… - выдохнув, произнесла ты опускаясь на диван.
- Понимаю, - незнакомка кивнула, она источала сладковатый аромат духов, названия которым ты не знала. Ты изложила ей суть дела, стараясь не вдаваться в подробности, казалось, они не интересовали гостью, - Итак, Вы хотите, чтобы я отмстила за Вас… - она подвела черту под твоим рассказом.
- Это невозможно? – спросила ты, странно убитым голосом, все твои надежды рушились…
- Ну почему же, - опустив голову, черная вдова сняла очки, - в этом мире возможно все, - она подалась вперед и посмотрела на тебя в упор, ты отпрянула. Глаза собеседницы были неестественно голубыми, и казалось, светились изнутри. Она улыбнулась.
- Но я не знаю, чем заплатить Вам.. наличными или… - начала было ты, но она оборвала тебя.
- Платить будет он. Так Вы хотите, чтобы я заставила его страдать?
- Да, хочу… и еще одно, я хочу наблюдать за всем этим, - прошипела ты, чувствуя во рту привкус желчи.
- Исключено, - отрицательно покачала головой незнакомка, - Вы не знаете, о чем просите…
- Я настаиваю… - пожав плечами, гостья кивнула.
Уговор состоял в том, что в назначенный день и час черная вдова приведет его в квартиру по адресу, что дала тебе, где ты будешь сидеть в соседней комнате и наблюдать за происходящим через стеклянную стену, которая в той комнате была зеркалом. Ты отдала ей его фотографию и стала с нетерпением ждать оговоренного дня.
Ты собиралась тщательно, словно на первое свидание, приехав как и было уговорено за полчаса, до них, сев в кресло, ты оглядела комнату за стеклянной преградой. Интерьер, исполненный в золото красных тонах… шелк, газ, бархат, парча… восточный стиль. Центром была огромная кровать с большим количеством подушек. Ровно через полчаса ключ зашуршал в замке, ты почувствовала, как все похолодело и оборвалось внутри тебя. Ты будто смотрела театрализованное представление, где главную роль исполнял твой парень. Черная вдова была на этот раз облачена в весьма откровенный наряд – короткое облегающее платье из полупрозрачной кружевной ткани. Она оказалась жгучей брюнеткой с длинными прямыми волосами. Одежда с невероятной скоростью полетела на пол возле кровати. Ты завороженною наблюдала за тем, что вытворяла с ним девушка. Странно, но в тебе не было и тени ревности или обиды. Черная вдова была обладательницей прекрасных правильных округлых форм, ее стройное тело было изящным и гибким. Спустя некоторое время раздались томные стоны их обоих, девушка буквально оседлала его, заставляя чуть ли ни кричать и рычать от страсти, бессвязно шептать всякие глупости. Ты почувствовала, как возбуждение подбирается и к тебе… Спустя час все кончилось, ты откинувшись на спинку кресла, смотрела на два обессиленных тела на кровати. Что же это за наказание?! Где боль, где страдание? Где все это? Или они посмеялись, поиздевались над тобой, договоришь обо всем заранее? Но вдруг девушка зашевелилась, приподнялась, откидывая назад волосы, что тонкими струями падали на лицо, посмотрев в зеркало, а точнее сквозь него прямо тебе в глаза, она кивнула, приглашая тебя понаблюдать за продолжением…
То, что происходило потом, еще долго тебе снилось в кошмарах. Не одну ночь ты с криком просыпалась в холодном поту. Глаза черной вдовы почернели, превратившись в черный глянец. Она склонилась над ним, ногти правой руки впились ему в правое плечо, уходя под кожу. Его затрясло, он что-то промямлил, а потом его тело словно задеревенело, и только глаза метались из стороны в сторону. Он был парализован. Девушка ухмыльнулась и ее усмешка не предвещала ничего хорошего. У тебя засосало под ложечкой, ты метнулась к стене-зеркалу, приложив ладони к холодному стеклу, которое враз под ними запотело. Зрелище поистине было ужасающим: девушка погружала руку в его тело, словно в мягкий фрукт, выворачивая его наружу… Да, он был жив, он все чувствовал, но сделать ничего не мог, страх .. боль .. гнев.. недоумение.. отражались в его глазах. Он даже о помощи попросить не мог, ему оставалось только наблюдать, как черная вдова длинными крепкими и как нож острыми ногтями вспарывает ему брюхо, как наматывает его кишки на руку. Действие яда замедляло процессы внутри тела, позволяя держать жертву на грани жизни и смерти очень долго и этим упивалась охотник, буквально вгрызаясь в него.
Ты видела, как девушка пожирает его внутренности, как они неизвестно почему стали вдруг превращаться в кашу. Тошнота подступила к горлу, а на глаза наворачивались слезы. Кровь пропитала постель, ее металлический запах просочился под дверь ударив тебе в нос, но было что-то еще какой-то необъяснимый сладковатый аромат, похожий на духи. Ты даже не пыталась ее остановить.. более того ты не хотела. Ты просто стояла и смотрела, как черная вдова убивает его, постепенно, медленно, и как обещано, адски мучительно.
У нее был поразительный аппетит… она высасывала его до чиста, даже кости стали хрупкими и ломкими, их она тоже поглотила. Чем больше она его съедала, тем моложе становилась, вот что она имела в виду, когда говорила, что платить будет он…
Все закончилось… Обнаженная девушка, на вид лет восемнадцати, соскользнула с кровати, стянув с собой, полупрозрачную оболочку – все, что от него осталось, аккуратно сложив ее в шкатулку, она толкнула ее в створку двери, за которой находилась ты, потом тщательным образом стерла с себя кровь. Одевшись, она подмигнула зеркалу, а скорее тебе, вышла вон. Взяв шкатулку, ты уже с улыбкой, окинула комнату за стеклом почти любовным взглядом и покинула помещение, через вторую дверь.
- За все нужно платить… - прошептала ты, улыбнувшись похлопывая по крышке шкатулки у тебя подмышкой….

19:48 

Не надо относиться слишком серьезно к жизни, все равно из нее вам живыми не выбраться...
Помнить…
Помнить все.. от рождения до смерти… проживать ни одну жизнь.. десяток.. сотню?
Тысячи…
Помнить все…
Искрящуюся радость… тихое счастье… пламенную страсть… едкую ненависть… сладкую любовь… холодную боль..
Помнить все… выпало на твою долю… ты рождаешься и умираешь… перерождаясь, но помнишь… незабытые страхи… не выстраданные до дна несчастья… не пролитые до конца слезы… бремя памяти проклятьем лежит на тебе…
Мы встречались уже не раз… помнишь? Я, не знающий смерти и ты, помнящая все… Наши пути, пересекаясь.. идут по спирали..
Невозможно?
Возможно… поверь мне.. возможно… серый лед твоих глаз.. устремленный в небо.. все такой же серый как и столетия назад…
Бежишь прочь сквозь время… куда? Одной тебе известна дорога… и мне… я знаю твой путь…из века в век я ищу тебя…иду за тобой, как за путеводной звездой… и вот снова смерть уносит тебя от меня… острое лезвие ножа рассекло нить связывающую нас…
Прижимая твое холодеющие тело к себе, я прошепчу ночному небу…
Ничего…я знаю, где тебя искать… ты вспомнишь меня…линии судеб пересекуться.. вновь…

00:04 

Не надо относиться слишком серьезно к жизни, все равно из нее вам живыми не выбраться...
Дамы и господа!
Постоянных гостей, благодарю, что все еще остались со мной и продолжили путешествие в страну страха...
Вновь прибывшим, говорю: Добро пожаловать! В ад? Не совсем...
Никогда не разговаривала с вами, читатели, а теперь прошу ответить на три вопроса:
1.Чего вы боитесь больше всего?
2.Самое яркое впечатление в вашей жизни.
3.Самое большое разочарование.
Заранее благодарю,
Бечевка-Бесовка.

13:02 

Не надо относиться слишком серьезно к жизни, все равно из нее вам живыми не выбраться...
То, что кто-то мертв,
не означает,
что его нет...

Переезд хуже двух пожаров…
Человек прочувствовал это на собственной шкуре, да так, что даже врагу не пожелаешь… И не дай Бог такому повториться снова..
Он устало опустился в кожаное кресло, обивка натянувшись скрипнула, оно (кресло) было новым. Откинувшись на спинку, он закрыл глаза. Нужно работать, только так можно забыть, только так есть возможность не думать, только так можно унять боль съедающую его изнутри. Потерять все. Все ли? Свое человеческое счастье, душевное тепло.. а этого мало? Монитор, включенного компьютера замигал – пошла заставка – летающие по черному полю алые сердца, иногда замирающие, поворачивающиеся то одним бочком, то другим, казалось, что они бьются, что они – живые… Он не мог себя заставить посматривать бумаги, прочитать отчет, который представлял собой сплошные вереницы цифр… холодных, мертвых… мертвых…
Взгляд скользнул по столу и замер на фотографии, где он, его жена и дочь стояли на фоне их нового дома, который должен был стать уютным гнездышком счастливого семейства. Не стал…
Его дочь умерла три месяца назад, утонув в ванной… не дожив до своего семилетия двух дней, этой осенью она пошла бы в школу… Странная и непонятная смерть, хотя что тут непонятного: ребенок был, а вот его уже нет… Как это произошло? Патологоанатом сообщил, что обнаружил большую гематому на затылке ребенка, предположительно, девочка поскользнулась, ударившись головой о ванну, она потеряла сознание и, упав в воду, утонула. Он нашел ее, его маленькую принцессу, ту, которой дорожил больше жизни…слишком поздно. Вода делала черты ее милого личика размытыми и расплывчатыми, искажая, увеличив их, но все равно прекрасными. Человек бросился к ней… она уже не дышала, губы посинели, будто их испачкали чернилами... Он не смог ей помочь, и приехавшая скорая помощь тоже… Потом были похороны… Казалось, что все вокруг потеряло краски, все было серым, однотипным…скучным.. болезненным..
Жена во всем винила себя… она не могла простить себе, что не пошла следом за ней, что не уследила… Она плакала, он не успокаивал ее, потому что знал, что от этого только хуже, что уговорами чувство вины не прогонишь, а еще потому, что, наверное, где-то в глубине души сам не мог простить ее.
Он стал замечать, что с его супругой твориться что-то неладное, с начала он списывал все на боль утраты, но потом…
То она замирала в дверях комнаты их малышки, не входя в нее при этом, что-то неразборчиво бормоча…То подолгу стояла у окна, смотря на детские качели во дворе, а в ее глазах стояли слезы и мерцал страх…Она чего-то сильно боялась…
Я видела… видела.. разве ты нет?… нет.. ты нет… ты не при чем.. потому… - лепетала она, человек не понимал ее, жена отгородилась от него, он даже думал, что она помутилась рассудком… Две недели назад соседи нашли ее у подножия лестницы… Ему позвонили на работу, сообщив, что его жена мертва… Предположительно она оступилась и не удержавшись упала вниз, сломав себе шею…
Снова похороны… Они прошли как в тумане…
Глухой стук влажных комьев земли о полированную крышку гроба…чей-то плач… могильный камень, газонная трава.. яркие алые цветы…
Он моргнул, будто очнувшись ото сна…помотал головой и вздохнул… Воспоминания… Что мелькнуло мимо открытых дверей в его кабинет, он поднял голову, смотря в наполненный темнотой коридор, мячик прокатился по серому ковралину пола. Смех, звенящий детский смех, возникнув из неоткуда, растаял в тишине. Сердце екнуло, он ущипнул себя, чтобы понять, не спит ли он? Это не сон…Он вышел в коридор и осмотрелся, кто-то засмеялся снова, звук исходил со второго этажа, послышался глухой топот – кто-то наверху пробежал по коридору, хлопнула дверь… И только тут он заметил… на ковровом покрытии лестницы ВЛАЖНЫЕ СЛЕДЫ ОТ МАЛЕНЬКИХ НОЖЕК… сердце яростно заколотилось, готовое вот-вот вырваться из груди… Человек поднялся наверх, чувствуя, что ему не хватает воздуха, будто пространство вокруг сжималось…Из-за закрытой двери последней комнаты доносилось чье-то пение… тоненький голосок выводил слова, но мелодия не клеилась… Это была ДЕТСКАЯ ПЕСЕНКА… Ее любила Лана, его дочь, его МЕРТВАЯ ДОЧЬ…
Влажной ладонью, сотрясаемый страхом, он коснулся металлической ручки и повернул ее, толкая дверь… Звук оборвался… В центре на пятках, спиной к нему сидела девочка, его девочка… вода капала с мокрых, пшеничных волос, свисающих сосульками на плечи и спину… ситцевая ткань мокрой ночной рубашки, прилипала к телу…
- Ты пришел, папочка… - спросила она звенящим голосом, не оборачиваясь, - ты ведь поиграешь со мной?…Мне так одиноко… - наивным, печальным голосочком пролепетала она… ее голова дернулась чуть назад
Человек в оцепенении, стоял в дверях с широко распахнутыми глазами, не веря им…Он не знал, что ему делать… броситься к ней, обнять? Прижать к себе?…Сказать, что никогда ее не оставит… но разум кричал: Она умерла, слышишь? УМЕРЛА!
- Я хотела поиграть с мамой… но она не согласилась, у нее всегда нет на меня времени, она забывала давать мне дневной кефир… а иногда накормить завтраком, - обиженно, но в тоже время невнятно говорила Лана, поворачиваясь. И тут он увидел в руках девочки птицу, вернее ее обезглавленное тельце. Губы и подбородок, залитые густо-красной кровью…она посмотрела ему в глаза и выплюнула перед собой, на пол, птичью голову… Подняв голубя за крылья, она уже не своим, а каким-то низким леденящим душу голосом произнесла, - смотри, папа, какая у меня птичка…а знаешь как она может? – с этими словами, она оторвала крылья, тушка упала ей на колени… А лицо девочки, испачканное в крови превратилось в гримасу, губы растянулись в некоем подобии улыбки, обнажая окровавленные зубы…а в глазах полыхнуло пламя.
Он вскрикнул, рывков захлопнув перед собой дверь, он бросился в противоположную сторону, забежав в спальню, он несколько раз повернул ключ, потом спиной попятился к кровати, сев на ее край, он закрыл лицо руками. Рыдания душили его, он не мог поверить в реальность всего происходящего, и что его дочь могла вернуться из мертвых, более того, что она стала чудовищем…
… Чьи-то холодные ладони скользнули по его спине, человек вздрогнув выпрямился, видя как белоснежные с немного сероватым оттенком руки, обвили его шею, голос над ухом произнес…
- Дорогой, так как звали официантку из того придорожного кафе?… - пахнуло смертью…

00:16 

Не надо относиться слишком серьезно к жизни, все равно из нее вам живыми не выбраться...
ПАНОРАМА
Ночь…Густо-синее, почти черное, небо с россыпью звезд. Темный силуэт здания на горизонте.
ПОВОРОТ КАМЕРЫ ВОКРУГ СВОЕЙ ОСИ
Мелкий кустарник. Редкие деревья. Потрескавшаяся земля.
НАЕЗД
Здание – полуразрушенная церковь. Поблескивание стекол в пожухлой траве.
ОБЩИЙ ПЛАН
Звук едущей машины на заднем плане. Свет фар выхватывает кусок уцелевшего витража с библейским сюжетом - судный день.
Хлопанье дверей. Звук шагов.
Разворот камеры. Четыре черных силуэта.
НАЕЗД
Четыре человека, облаченных в черное. Ветер развивает полы плащей, шевелит высокие воротники. Двое мужчин. Две девушки.
КРУПНЫЙ ПЛАН
Камера движется от одного лица к другому, замирая на несколько секунд на каждом.
Тревожная музыка на заднем плане. С начала тихая, становящаяся все громче. От нее веет холодом.
ПЕРВЫЙ ПЛАН
Камера опускается вниз, показывая землю и ноги идущих. Поворот на сто восемьдесят градусов. Разбитая лестница, с осевшими и развалившимися местами ступеньками, сквозь которые пробиваются жесткие стелящиеся растения.
Камера от ног поднимается вверх вновь на лица. Молчание. Люди переглянулись. Стоявшие по краям молодой человек и девушка, кивнув, отходят в разные стороны, заворачивая за угол. Двое оставшихся некоторое время смотрят друг на друга. Снова поворот камеры на большую двустворчатую дверь, левая створка которой лежит на лестнице, образовавшийся проем зияет черной дырой. Звук передергиваемых затворов.
НАЕЗД
На стену церкви. Ругательство на всю его длину крупными буквами, алой краской.
ВНУТРИ ЗДАНИЯ
Камера движется по кругу, с начала по низу, показывая разбитые перевернутые скамьи, развороченную исповедальню, горы хламья, разбитые лампады.
НАЕЗД
Белоснежное лицо Девы Марии, печальный взгляд мраморных глаз, погнутые лучи, изображающие ореол святости – голова от разбитой статуи.
Быстрое перемещение камеры вверх – сводчатый потолок, под которым сгустилась темнота, уходящие высоко вверх остроконечные конусы башен.
Камера улавливает быстрое перемещение теней на балюстраде.
Замедленная съемка - горстка пыли падает сверху серым порошком, полет крупиц в воздухе, осыпается на плечо, молодого человека. Он Краем глаза смотрит на плечо, поднимает голову.
Крупным планом его лицо, потом только глаза, зрачок расширяется. Камера показывает то, что видит он, следуя движению его взгляда.
Съемка с другой стороны. Девушка, осторожно ступая, идет вглубь. Камера показывает как бы ее глазами. Лунный свет проникает внутрь через дыру на потолке, освещая оскверненный алтарь, залитый красной жидкостью, напоминающей кровь.
НАЕЗД
Перед алтарем. Пентаграмма. С горящими свечами на каждой из вершин. Шипящий звук, похожий на шепот.
Камера вновь возвращается к девушке, показывая с начала ее ноги, поднимаясь вверх. Лицо. Макушка. Вид со спины.
Камера отъезжает. Быстрая съемка. Немного размытая. Мелькают колонны.
БЫСТРЫЙ НАЕЗД на спину девушки, она разворачивается, с вытянутой рукой и зажатым в ней пистолетом. Крупным планом дуло. Щелчок. Звук выстрела. Камера вздрагивает.
Камера быстро перемещается, показывая отдельные участки церкви, иногда замирая перед изуродованными иконами, показывающая стремительно движущиеся тени. На заднем плане звучит быстрая музыка с пронизывающими звуками гитары.
Камера попеременно показывает молодого человека и девушку. Их оружие вздергивает от выстрелов. Марку пистолетов определить не возможно. Разворот камеры. Тени уже отчетливые силуэты, при попадании в них пуль рассыпающиеся прахом.
НАЕЗД
Бледное с серым оттенком лицо. Кроваво-красные глаза. Ухмылка бескровных губ, обнаживших острые клыки.
Поворот камеры на глаза молодого человека. Спокойный взгляд серых глаз, в которых плещется тихая злоба.
Снова на вампира. Оскал.
На молодого человека. Он нажимает на курок. Несколько выстрелов подряд. Пули врезаются в пол. Дробя камень, поднимая мелкую крошку в воздух вместе с щепками, от скамеек.
Камера поворачивается к девушке. Замирает. Несколько секунд показывает ее, стреляющей в одну точку, взметающийся вверх прах. Потом она разводит руки в стороны, стреляя наугад.
Камера мечется из стороны в сторону, показывая то глазами молодого человека, то девушки, вампира и в обратной последовательности. Перед ней мелькают потолок стены пол.
ЗАМЕДЛЕННАЯ СЪЕМКА
Из дула вылетают несколько пуль. Отчетливо видно каждую в отдельности. Музыка на заднем плане пропадает, остается лишь звенящий звук и меркнущий выстрел. За пулями остается хвост потревоженного воздуха.
КРУПНЫЙ ПЛАН
Пули врезаются в тело вампира. Камера движется снизу вверх. Его относит немного назад, взгляд замирает. Он становится серым и хрупким. Рассыпается.
Камера отъезжает назад. Сверху, предположительно с потолочных балок, вниз спрыгивают, другая пара, они медленно поднимаются, с клинков в их руках капает кровь. Взгляды всех четверых направлены в объектив. Камера продолжает отъезжать, они превращаются в темные силуэты, тонут в темноте. Общий план. Церковь. Звездное небо. Темнота..



15:22 

Ангел Тьмы (часть 5)

Не надо относиться слишком серьезно к жизни, все равно из нее вам живыми не выбраться...
Густой белый туман опустился на город, у земли он был настолько густ, что почти скрывал асфальт от глаз. Тем временем, пока молочная дымка оплетала все вокруг своей паутиной, заглушая свет фонарей, сводя голоса до неразборчивого шепота. Луна редко показывала свой лик сквозь вуаль рваных облаков, на короткие мгновения своим светом выхватывая черную тень, бесшумно и быстро двигающуюся по крышам, играя бликами на плаще цвета черненой стали, тогда силуэт замирал, кутаясь в туман. Прыжок. Тело поражало кошачьей гибкостью, умением сгруппироваться, бросив себя на приличное расстояние, человек приземлился на парапет крыши соседнего дома, сидя на корточках, он перенес центр тяжести с правой ноги на левую, упираясь руками в карниз, он посмотрел вниз. В глазах подобных темному сапфиру лишь холодная решимость. Острый слух вырвал из тишины рев мотора приближающейся машины. Усмешка прошлась по губам Алекса. «Не уйдешь» - подумал он. Расстояние? Человек закрыл глаза, вслушиваясь в то, что говорили ему звуки. Квартала два. Он выпрямился в полный рост. Повернулся спиной, сделав шаг назад, он сорвался вниз. Полы плаща взметнулись, хлопнули его по затылку, Алекс выставил вперед руки и схватился за перекладину пожарной лестницы, та ответила ему недовольным лязганьем.

Черная машина, рассекая туман, несется по затуманенным улицам города. Тихий стон в темноте заднего сиденья. Вампир пресытился. С неким сожалением он посмотрел на рядом лежащее бездыханное тело. А девушка была очень даже ничего, симпатичная на свой, человеческий манер. Откинувшись на спинку, вампир закрыл глаза, наслаждаясь приливом сил, ощущением отступившего голода, что туманил его разум, доводил до исступления, бросал его в руки беспощадной ярости, что болью взрывал его изнутри.

Человек в плаще цвета черненой стали, чьи полы раздувает ветер, идет по пунктиру разделительной линии. Идет твердым, уверенным шагом, навстречу несущейся машине, звук его шагов тонет в тумане. Его лица не запомнить, не узнать… калейдоскоп черного и бело цветов, скрывают его черты, причудливо переплетаясь. Рука крепко сжимает приклад беретты, треугольный ствол смотрит в землю. Водитель, различив черный силуэт впереди, не сбавил скорость. Щелчок… и фары переключены на дальний свет, с намереньем ослепить незнакомца, ибо новообращенный, сидящий за рулем, нутром чувствовал, что перед ними охотник. Но свет фар высветил лишь пустую дорогу впереди, машина вильнула, как только водитель увидел силуэт в воздухе, первые два выстрела и столько же отверстий в капоте. Переворачиваясь в воздухе, Алекс, прострелил крышу. Но она даже не надеялся убить этим выстрелом пассажира, это было сделано лишь для того, чтобы водитель заблокировал двери, препятствуя атаке извне. Он с глухим стуком приземлился на багажник, еще один прыжок, кувырок… вот его ноги коснулись асфальта, резкий разворот к виляющей по дороге машине, глазомер не подвел и в этот раз. Прогремел последний выстрел, пуля пробила бензобак… Грохот взрыва – завершающий аккорд. Красно-желтое пламя расцветающее ярким цветком, клубы черного дыма, устремляющегося к небу – занавес. Ударная волна, но Алекс устоял, пригнулся – обломок автомобиля пролетел мимо, не задев. Человек ухмыльнулся. Плотно прижатыми друг к другу указательным и средним пальцем он начертил в воздухе крест, произнеся: «Аминь», с ударением на первую букву.. голосовой заменой «и» на «э».. так что прозвучало, как «Амэн». Чисто сработано.

Открыв дверь, Алекс вошел внутрь. Не включая в прихожей свет, он прошел в комнату, вытащив обойму и передернув затвор, он бросил ее вместе с пистолетом на диван. Сбросив с плечей плащ, он замер, не вытаскивая рук из рукавов, в кресле напротив него, сидела она, покачивая ножкой, утянутой в кожу остроносого сапога, она тихо произнесла:
- Здравствуй, Алекс…

Кровавая купель

главная