• ↓
  • ↑
  • ⇑
 
Записи с темой: зарисовка (список заголовков)
20:28 

Ведьма и кошка. (Отрывок. Утро.)

Не надо относиться слишком серьезно к жизни, все равно из нее вам живыми не выбраться...
В оконное стекло барабанил дождь… и это зимой…Солнечный свет, сдерживаемый плотной стеной тяжелых туч, заполнил комнату серостью, которая размывала насыщенные краски обстановки, гася их, делая блеклыми.
Ведьма проснулась резко, как от удара, не выныривая из сна, а разбивая тот в осколки. Тонкие прядки волос, упавшие на влажное от испарины лицо, противно липли к коже. Пальцы непроизвольно сжимали одеяло, словно она пыталась удержаться от падения. Шумный выдох. Еще мало различая окружающую ее действительность, ведьма поняла, что вырвалась и теперь в безопасности. Ох уж эти сны. Жила же раньше и горя не знала. Снились же храбрые рыцари, спасающие ее от ужасных чудовищ. Одно время во снах приходил однокашник, и конечно, как хозяйке сновидений, на том краю небывалой реальности, было дозволено стать дамой его сердца. Фу, даже звучит приторно, одернула себя ведьма. С течением времени романтики в ее голове не убавилось. Что до того парнишки, то жизнь – жестока, и он был влюблен в Людку, которая сидела за первой партой, обладательницу шикарных золотых локонов, активистку и отличницу. Хотя в ту пору, кто из мальчишек ее класса не испытывал к ней симпатии? А на нее, серую мышку, никто внимания не обращал. Оставалось только сидеть и завидовать, плача по ночам в подушку от безысходности. Только спустя годы, когда она стала достаточно взрослой, чтобы самостоятельно решать, что ей делать со своей внешностью, толстая коса была расплетена, а их русый, невыразительный цвет сменила яркая медь, и как ей казалось, что тогда же изменился характер. Ведьма улыбнулась очередному воспоминанию. Это был второй курс института. Вечер встречи выпускников….
Из-под кровати донеслось малопонятное, невразумительное Мяяяяяуууу, а следом показались две, предположительно передние, черные лапы, это было предложением вытащить Черную, но никак не просьба о помощи.
- Осторрррожней.. – протяжно и вяло изрекла Кошка, когда ее зад оторвался от пола, и она зависла над ним на вытянутых руках девушки, - голова.. рейка..- почувствовав на себе недоуменный взгляд, Черная недовольно дернула хвостом, - забудь…
- Ты что, пьяна? – черная бровь ведьмы изогнулась, положив животное поверх одеяла, ей пришлось некоторое время прождать в полной тишине, пока Кошка соберется с мыслями и ответит. Ответ пришел в виде: «Мяяуу ик». При чем на последнем «слове» Черную забавно подбросило. – Валерьяна, да?
- Фу! Коньяк! – приосанилась Кошка, пытаясь прижать уши к голове, стремясь продемонстрировать свое возмущение.
- Да ну… - ведьма скрестила руки на груди, оценивающе разглядывая хищника, - и где ты его раздобыла?
- Позвонила в службу «Товары на дом».. – с презрением отозвалась Черная, - что за тупые вопросы? Что у нас в доме спиртного нет, что ли? Ну что уставилась? Кофе мне сделай!
- Вот сама себе и сделай, пьянь! – злобно отозвалась девушка, откидывая одеяло, ноги коснулись холодного пола. Ее же тапочки, едва ли не предмет гордости, с вышивкой ручной работы сиротливо лежали в разных углах комнаты, а перьевые помпоны изодраны и обсмоктаны. Прикроватный коврик тоже не избежал пьяного веселья Кошки и теперь валялся комом у шкафа, что в него было «завернуто», ведьма даже предполагать не хотела.

Ложка звенела о чашку, размешивая только что сваренный кофе. На правила этикета, ведьме в состоянии гнева, было просто наплевать. Это ж надо! Любимые тапочки!!!
- Могла бы и с погодой что-нибудь сделать… ради приличия.. – проворчала Кошка, пошатываясь и переставляя лапы так, словно пританцовывая, замирая у стола, повиливая задом, готовясь к прыжку, не рассчитала и соскользнула, противно скребнув по столешнице, зависла на передних лапах, - что ты стоишь?! Я же упаду!
- Стол попортила, - со вздохом произнесла ведьма, подсаживая Черную на стол, - и вообще будешь выделываться метлой получишь. Погода ей не нравится…
- Нет у тебя метлы, - разобиделась Кошка, - облизывая подушечки лап, а потом проводя ими по морде.
- Тогда пылесосом… - наливая в блюдечко кофе из чашки, девушка подвинула его через стол, - осторожней, еще горячий… - примирительным тоном.
- Спасибо, - ответила ей Черная, так же примирительно. Извиняться никто и не думал. – Вид у тебя странный…
- Так.. Кошмары мучают, - вздохнула ведьма, намазывая кусок хлеба маслом, - что только ни пробовала, не проходят…
- И не пройдут, - отозвалась Кошка, склонившись к блюдцу с густо черной жидкостью, как и положено, принюхалась, прежде чем пить, - С момента становления они появляются, когда же ведьма полностью овладевает своими силами, то может их контролировать. Возможно, с их помощью ты можешь видеть будущее или же прошлое.. – шерсть на загривке чуть заметно дернулась, как замена пожатию плечами.
- Какой прок в прошлом, - нож испачканный в клюквенном повидле дернулся в воздухе, но движимый не волей, а всего лишь рукой девушки.
- Что значит, какой прок…- со вздохом произнесла кошка, вдаваться в долгие объяснения не было никакого желания, да и состояние было не тем, - каждое деяние имеет свои последствия. Зная ошибку, ты имеешь возможность предотвратить то, что она за собой повлечет…
- Значит, я смогу их контролировать? – в голосе ведьмы послышалось воодушевление. В словах Черной был толк, впрочем, как всегда. Кошка, знала куда больше, чем ведьма, что и расстраивало, хотя с другой стороны у нее всегда был советчик, и принимать решения не приходилось одной. А иметь возможность править реальность - мечта.. Смотреть со стороны, как художник? убирать изъяны и шероховатости. Кроме того, это весьма прибыльное дело…
- Не сразу, но да…
- Но сейчас…- воспоминания о последнем сновидении заставили холодку пробежаться по спине, вдоль позвонков.
- Ну… не все сразу, кроме того, есть проводники меж снами, - Кошка алчущим взглядом смотрела на бутерброд из хлеба с маслом и золотистых шпротин в руках ведьмы.
- Проводники? Я никогда о них не слышала, - заметив взгляд Черной, девушка улыбнулась, вытерев нож салфеткой, отрезала половину, протянув кошке.
- О них мало кто знает. Это редкий дар, кроме того, опасный…- запах еды заставил желудок Черной сжаться. Она зашевелила усами, терзая себя мукой гурмана, решив продлить удовольствие и пока насладиться ароматами, - не найдя выхода из чужих сновидений, заплутав в них, они умирают здесь, в этой реальности, - предвосхищая возможные вопросы, ответила кошка, - хотя мои познания весьма скудные.
- Жаль, - вздохнула ведьма, запивая свою половину бутерброда глотком кофе.
- Кроме того, не думаю, что их услуги нам по карману…
- Так дорого?
- Немыслимо…
- Возможно, можно было бы устроить бартер…
- Возможно, - Кошка улыбнулась, но ее улыбку мог заметить лишь тот, кто хорошо разбирается в кошках. Все-таки ведьма не совсем безнадежна, - и сделай уже что-нибудь с этой погодой, черт побери! – щелкнула хвостом Черная, метнув в ведьму недобрым взглядом.

@темы: Зарисовка

23:15 

Сказка о наследнике (отрывок)

Не надо относиться слишком серьезно к жизни, все равно из нее вам живыми не выбраться...
Рождение...

Закрой глаза. Закрой-закрой. Просто сделай это. Просто верь мне...
А теперь вслушайся..
Ты слышишь?.. Снег. Идет снег. Прежде чем упасть на землю белым покровом, снежинки кружатся в замысловатом танце...
Вот они белесой мошкарой, сверкая и переливаясь в свете фонарей, парят над нами. Сегодня мы идем за ними...
Мы отправляемся в край скалистых гор, что заснеженными пиками острых вершин упирается в небо. Край быстрых порожистых рек, где равнодушное солнце оставляет кожу его обитателей белой, край, что суров со своими, и беспощаден к чужакам.
Эта зима выдалась лютой, она была холоднее, чем когда-либо прежде. Забирая здоровье сильнейших, слабых она губила почти мгновенно. Многие из рода людей покидали эти земли в поисках лучшей жизни, чтобы вернуться однажды, но уже летом. Снег быстро заметал их следы, словно не было их здесь никогда.
Ветер, завывая, налетал на неприступные скалы, разбиваясь на множество осколков обманчивого эхо. Разгуливая по коридорам высеченного прямо в горе замка, тревожил пламя факелов их освещавших, словно старался погрузить все вокруг во тьму. Но обитателям сих чертогов не нужен был свет, они прекрасно видели в темноте. Факелы, свечи — как дань уважения своему человеческому началу. Таворги или носящие в себе зверя, Стражи гор и лесов у их подножия, хранители древних знаний и умений. Воины, которых многие из правителей хотели бы видеть в рядах своих армий, не опускающиеся до распрей простых смертных и их глупой войны за господство над всем и всеми.
Сейчас замок был погружен в тишину, он замер в ожидании... Его обитатели обменивались лишь редкими взглядами, вслушиваясь в звуки, доносящиеся из опочивальни предводителя...там кричала женщина...
Велакар стоял в центре зала, лицом к трону. Лишь свет луны столь холодный, от чего кажущийся синим, вырвал его фигуру из царившего в помещении мрака. Пальцы, сложенных за спиною рук, перебирали замысловатую вязь звеньев цепочки. И каждый доносившийся до тонкого слуха стон или крик, отзывался внутри новой болью. Он корил себя за слабость, но он любил ту женщину, которая страдала сейчас, роды проходили многим тяжелее, чем предыдущие и, кажется, дольше. Он покорно ждал, сражаясь с желанием, наплевав на все традиции и обычаи, броситься к ней. И сейчас, он просил предков о помощи, о том, чтобы ее мучения поскорее кончились, а еще, в тайне, чтобы они сохранил жизнь ей., а не ребенку, если вдруг станет выбор. Как любой из Таворгов, Велакар был однолюбом, он сделал свой выбор только раз, когда понял, что без Линей ему трудно дышать, и что если она, ответит ему отказом, он нет, не умрет, но останется один до конца своего пути. И теперь мысль о том, что он может потерять ее, казалась ему невыносимой. Хотя с чего он должен ее потерять? И снова мужчина упрекнул себя в трусости. Линей была достойной дочерью своего рода, сильная не только телом, но и духом. Она справится.. ах, но почему надрывен ее крик?
Крупные хлопья снега, гонимые ветром, кружились в безумной пляске, плотной завесой отгорождая замок от внешнего мира, заставляя теряться в догадках, что происходит за окном. Велакар склонил голову, он каждой клеточкой тела ощущал ожидание других. Возможно сегодня им придется пережить разочарование...
Тишину нарушил звук шагов. Он заставил себя расправить плечи, от чего его и без того прямая осанка стала чуть горделивой, так и не обернувшись.
- Владыка, - мягкий голос, пронизанный спокойствием, - близится конец, Вы..
- Я знаю, уже иду...- оборвал он говорившего на полуслове, - что ж.. время пришло.. пора...

«Мы с болью приходим в этот мир и с ней же покидаем его», - думала повитуха, что принимала уже четвертые роды у супруги Владыки Белых воинов.
Женщина, лежавшая на измятых, перепачканных кровью и потом простынях, от природы наделенная силой сейчас казалась ей маленькой, беззащитной и беспомощной.
Младенец оказался крупным, неудивительно, что его мать так мучилась. Ребенок молчал, хотя должен был криком огласить момент своего рождения.
Дурной знак, подумала повитуха, оглядываясь на встревоженную отсутствием детского плача мать, и тогда шлепнула младенца, тот даже не пискнул, лишь вздрогнул всем телом.
- Ах ты упрямец.. - и тогда она шлепнула его сильнее. Миг, когда Велакар открыл дверь в опочивальню, был ознаменован детским плачем. Женщина, принимавшая роды, замерла, но не от серьезного взгляда Владыки, ни его возможного гнева она испугалась, а ноток ярости в крике младенца. Покачав головой, она передала ребенка Велакару, и скрылась из опочивальни, ни слова не сказав. Мужчина с младенцем на руках замер посреди комнаты. Попав в руки отца, ребенок затих и, кажется, с любопытством разглядывал его. Момент истины настал. Отец оттер кровь со лба малыша, который к слову был тяжел. Велакар ощущал на себе испытывающий взгляд Линей, которая ждала ответа, но не смела задать вопрос в слух. Сердце мужчины замирало в ожидании, сейчас был четко ощутим каждый удар. О рождении сына Владыки знали в замке уже все, и, как их предводитель, он чувствовал нетерпение, коим были наполнены их души. Удобнее устроив сына на руках, Велакар вгляделся в его лицо, звякнула цепочка, когда медальон в виде круглого желтого диска лег на грудь малышу, цепкие пальцы быстро схватили его, сжимая. Ничего не происходило. Разочарование подступило к горлу, когда вдруг мир вокруг задрожал, завибрировал. Пространство гнулось, по стенам заиграли отблески, словно золотые змеи скручивались под черной гладью воды. Один за другим на полу зажигались символы, выведенные невидимой рукой, переплетаясь, они сомкнулись вокруг мужчины с ребенком на руках. Балконная дверь под напором ветра распахнулась, стекла в ней, зазвенев, взорвались тысячью, сверкающих в свете в полной луны, брызг. Ветер, ворвавшийся в комнату, задул пламя в камине. Глаза ребенка блестели в темноте, их настоящий цвет прятался под мутной поволокой, отчего они казались непроницаемо черными, как вдруг на дне появился оранжевый огонек, и не будь в комнате темно, Велакар подумал бы, что это отблеск огня, но нет... уже через секунду на него смотрели глаза цвета чистого яркого янтаря. Велакар ликующе вскрикнул, а потом, запрокинув голову, рассмеялся, прижимая ребенка крепче к своей груди. Наследник! Сегодня родился наследник! Тот, кто поведет его народ сквозь время, когда силы покинут его. Таворгом можно или родиться , или быть обращенным. К сожалению, даже у чистокровных таворгов все реже рождались дети со зверем внутри. Так его трое сыновей, полноправными членами стаи станут только после обряда инициации, который им предстоит пройти на шестнадцатой весне своей жизни, но даже тогда они не смогли бы занять его места, ибо Владыкой может быть только рожденный.
Но малыш, лежащий на сильных руках отца еще не знал, что уготовано ему той, кто носит имя Судьба. Мир только-только открывался ему.
Снег прекратился, а на очистившемся небе засияли звезды. Немые, холодные наблюдатели. Сейчас их далеко не равнодушный взор был направлен на только что родившегося мальчика, никто не слышал, как они тихо переговариваются. Как некоторые из них вспыхнули ярче, отмечая будущий путь наследника...
Белый... белый... -пела вьюга, тревожа снежный покров... сверкая в лунном свете, танцевали снежинки приветственный танец.. - белый.. белый.. как снег... - ее слов не слышал Велакар, но слышал его сын..
Осколки стекла хрустели под сапогами, когда Владыка вынес ребенка на балкон...
Белый.. белый..- шептали звезды.. -белый .. белый.. не такой как все....
И когда Велакар поднял младенца над головой, представляя его богам, миру, народу, как того требовал обычай.. тишину в клочья разорвал многоголосый волчий вой - сыны Севера приветствовали новую жизнь, одного из своих...
Улыбаясь Велакар, опустил руки, прижимая ребенка к груди, он не замерзнет, зверь внутри него не допустит этого.
Запрокинута голова Владыки, с его губ срывается вой, идущий из глубин его груди, от души.. приказ стае о начале охоты отдан... сегодня в ознаменование рождения наследника Таворгов прольется кровь, как того требуют Боги.

@темы: зарисовка, сны, то что сейчас внутри

19:22 

Ты и я. Мы. Между нами.

Не надо относиться слишком серьезно к жизни, все равно из нее вам живыми не выбраться...
От тебя до меня… путь выстланный битым стеклом ..
лунный свет играет синими отблесками на острых гранях… Не боишься?
Тогда ступай…
Кровь в уплату давних грехов…
От меня до тебя… Черная бездна… алчно раскрывшая свой зев..
И только конский волос вместо моста.. Шагнуть – неминуемо сорваться вниз…
А крылья.. Ты помнишь?
.. летать могут только двое..
На одном крыле не оторваться от земли…

От тебя до меня …девять кругов Ада…
Девять огненных колец..
Я буду в центре…
ждать..
Ты готов?

От меня до тебя…
Пролегла пустыня вечного льда..
Коридор островерхих скал, пиками подпирающих небо..
Где-то там.. глубоко под снегом и льдом.. бьется твое сердце…

От тебя до меня…
От меня до тебя..
между нами…Вереница мифов и легенд..
между нами… химия страстей…
между нами...тысячи чужих…
между нами Мир…

Отдать все за любовь… отдать все за нее.. пусть будет ей дано.. лишь тридцать секунд на жизнь…

@музыка: 5`nizza "Забери меня к себе..."

@темы: зарисовка, бред

20:50 

Не надо относиться слишком серьезно к жизни, все равно из нее вам живыми не выбраться...
Навеяно прочитанным . Спасибо за вдохновение..



Конец декабря. Зима все-таки заявила о себе. И хотя снега у нее было не выпросить, зато холода, забирающегося под одежду с легкостью виртуозного взломщика, что заставлял съежиться, стуча зубами, Белая не пожалела.
Она нахмурилась, перевернула страницу, удерживая ее за уголок кончиками пальцев, заглянула на следующую. Взгляд бегал по строчкам, от слова к слову, она то и дело возвращалась к началу, и с каждой секундой глаза ее темнели.
- Не нравится мне этот рецепт, - наконец решила озвучить свои мысли девушка, разгладив страницу, постучала тонким пальцем у названия. Хотя к кому она обращалась никого в комнате, кроме нее самой не было, за исключением кошки, сидящей на подоконнике арочного окна, которая смотрела на улицу, нервно подергивая хвостом. Уже двадцать минут воробьи делили кусок хлеба, и похоже это зрелище занимало ее целиком. Кошка сощурилась, вглядываясь в причину драки, судя по всему это была горбушка батона.
- Хм.. - неоднозначный ответ со стороны окна, подрагивающая нижняя челюсть черного зверя замерла, кошка, которая только что прижималась животом к подоконнику, практически распластавшись по нему, словно не желавшая быть обнаруженной, плавно выпрямилась, садясь, обняла задние лапы хвостом и только тогда повернула голову, бросая короткий взгляд себе за спину, - чем же, позволь узнать? -девушка дрогнула, настолько очевидно, что даже заметно, - что? - кошка все еще надеялась, что долгого разговора удастся избежать и она сможет вернуться к созерцанию происходящего за окном.
- Я все никак не могу привыкнуть, что ты говорящая, - честно призналась девушка, виновато глянув на кошку, уж больно строгим был ее взгляд.
- Потрясающе, - пробормотало животное, в недовольстве прижимая уши, - можно подумать, что с тобой пробегающая мимо собака заговорила...
- Нет, сидящая на подоконнике кошка, но это почти тоже самое...
- Дожили, - уже сердито, но раздражаться далее, выяснять отношения, по мнению кошки, не стоило, упрямая девица не уступит, тогда она точно пропустит все веселье, а воробьи на улице расчирикались громче, - ты не ответила на вопрос, - цедя сквозь зубы, напомнила кошка, последовало недолгое молчание, словно девушка вспоминала о чем они говорили. Кошке уже показалось, что повисшая тишина перешла в фазу затянувшейся, но девушка заговорила вновь..
- Одно из составляющих меня смущает... - в голосе слышалось сомнение или смущение, кошка до конца не разобралась, к тому же ее, как она для себя решила, подопечная была натурой весьма непредсказуемой, а еще кошка была уверена,что у нее ветер гулял в голове, и пройдет не один век, прежде, чем она научиться пользоваться той силой, которой наделена матушкой природой, хотя порой кошка сомневалась в наличии хоть какого-нибудь потенциала. Чувствуя на себе испытывающий взгляд, девушка внутренне сжалась, хотя всем своими видом старалась этого не показать, - вот.. мне нужно его семя...- послышался звук, похоже кошка поперхнулась, - что? Тут так написано... - чувствуя, как начинают гореть ее уши, девушка радовалась, что они скрыты волосами, - если я, конечно, не напутала с переводом...- значительно тише, противный привкус пепла на кончике языка, возникающий каждый раз, когда она сомнения подпускала слишком близко.
- Нет, все верно, - сдавлено произнесла кошка, едва сдерживая смех, который все-таки пробрался в голос тихим похрюкиванием, - ты правильно прочла, но я не думала, что ты употребишь это слово, - и что же такого в сперме, как в ингредиенте?
- Ну как я по-твоему ее раздобуду..- слово резануло по слуху, хотя она не относила себя к разряду особо чувствительных девиц, но все-таки при этом разговоре чувствовала себя крайне неуютно, - может попробовать что-нибудь другое, - чувствуя себя по-дурацки она принялась перелистывать страницы.
- Начнем с того, - снова нравоучительный тон, кошка подобравшись к краю подоконника, не смотря вниз, спустила передние лапы, медленно, нехотя потянулась, бесшумно, словно перетекла, спрыгнула на пол, - это не только одно из самых действенных зелий, но и простое в приготовлении. Заклинание не обрядовое, поэтому потребует минимум церемониала, - она словно размышляла, а не убеждала, - что до того, как тебе ее собрать, то подключи фантазию, - раздалось тихое шипение, все-таки кошке не удалось сдержать смеха.
- Спасибо, - буркнула девушка, глядя на список составляющих, приведенных под описанием всего обряда, - удружила. Может быть отказаться...
- Нет, вы только посмотрите на нее! - голос Черной взорвался возмущением, - Стоило возникнуть незначительному препятствию, как она отступает. Ты хоть понимаешь, в каком Мире мы живем, стоит отказаться один раз, дать засомневаться в своих способностях, как слухи о том, что ты неумеха и бестолочь, а еще того хуже, ШАРЛОТАНКА! Расползутся словно дождевые черви после ливня. И все, можно ставить на карьере крест! Ни клиентуры, ни заработков. Ты что хочешь, чтобы мы по миру пошли?
- Ты это называешь незначительным препятствием?! - в сердцах она ткнула в ставшее вдруг ненавистным слово, написанное на языке древних, ноготь неприятно скрипнув, подогнулся, рискуя сломаться, мысль о сохранности маникюра на несколько мгновении перебила все прочие, заставив ее пристально вглядываться в пострадавший ноготь на предмет наличия трещинки или надлома, что несомненно было хуже... - и я никогда не думала, что в ведовстве можно говорить о карьере...Если ты тревожишься о своей миске молока и консервах, не переживай...
- Начнем с того, что я предпочитаю молоку сливки, настоящие, а не ту порошковую дрянь, которую ты в последнее время покупаешь.. а если так дальше пойдет, то консервы, которые я, к твоему сведению, так же не ем, жрать придется нам обеим. И судя по всему, в лучшем случае это будет килька в томате..- Шерсть на кошачьем загривке дернулась, - о Великое Небо.. там определенно что-то напутали, раз мне досталась такая бестолочь как ты, или меня наказывают, только вот за что?...
- Не причитай, - давить на психику Черная умела виртуозно,- мне просто не слишком нравится.. ну вот скажи, какой в этом смысл... семя...- почувствовав тяжелый взгляд янтарных с зеленцой глаз, - хорошо-хорошо, сперма... зачем?
- Тебе что заказали? Приворотное зелье? Ну и что тебя удивляет...
- А почему именно его, а не кого-то другого, в конце концов, можно было бы найти донора...- хотя чутье подсказывало, что подобный фокус не пройдет, и почти сразу поданная идея была разгромлена..
- Вот знаешь, я с каждым днем убеждаюсь, что от твоих великих предков тебе достались лишь рыжие кудри и пронзительный взгляд изумрудных глаз, - фыркнула Черная, сощурившись, - можешь не напоминать, я знаю, что ты крашенная, хотя говорят же, что в семье не без урода...Скажи, в чем цель приворотного зелья?
- Что за глупый вопрос, чтобы приворожить мужчину... Хорошо — предвосхищая следующую реплику Черной, - цель — влюбить в себя объект вожделения...
- М-да... объект вожделения.. кхм.. ну и лексикон у тебя, ведьма. Но все верно.. продолжай...
- А что продолжать? - девушка опустилась в кресло, положив руки на витые подлокотники, покрытые искусной, тонкой резьбой.. сколько ведьм вот так же до нее, касались гладкого тщательно отполированного дерева, прикрыв веки, она словно бы видела каждую из них... Коварная Тирана, Мудрая Тагира, Жестокая София, Хитрая Исиль, Чарующая Сандра, Великодушная Натариэль... сколько их было еще, но пока ее Зрения не хватало, чтобы просмотреть свой род до истоков...
- Почему не подойдет донор? - кошка не спрашивая на то разрешения, буквально вспорхнула на колени, раздражая ехидцей в голосе, а также тем, что знала куда больше самой ведьмы, - Думай! - опережая ее ответ «не знаю».
- Коль зелье приворотное, то возможно, понадобится страсть - хотя в голосе и прозвучали нотки предположения, ведьма не сомневалась, что так и есть.
- Именно, а в самоудовлетворении нужной нам страсти нет по определению - все, что ты добьешься, подаришь заказчице извращенную форму отношений, я даже боюсь предположить, что может из этого получиться, - устроившись поудобнее на коленях своей подопечной, кошка некоторое время сидела смирно, а потом взяла да выпустила когти в колени стройных ног, ее действия были поняты правильно.. и вскоре, она зажмурившись заурчала, пока ведьма почесывала ее меж ушей.
- Но почему именно он? - с сомнением в голосе спросила ведьма, морщась, все-таки когти у Черной были острыми как иглы, а короткое платье сделало ноги незащищенными. А чулки защитой были никакой. «Стерва» - мысленно выругалась девушка и тут же пожалела об этом, потому что когти впились в ногу вновь. Как видно, ее мысли были для кошки очевидны, - Обычный смертный.. может быть больше подошел бы ведьмак, они все-таки сильнее, заклятье бы возымело более действенный эффект...
- Бестолочь, - не скрывая презрения, ответила кошка, - Любое заклятье или зелье имеет временный эффект, у любовного колдовства нет постоянной составляющей. Поэтому следующим связующим звеном должны стать дети, а ты предлагаешь ведьмака...
- Да.. они бесплодны, - как сильно ни хотелось обидеться на кошку, но Черная была права...
- Что касается персонализации, - продолжила свою лекцию кошку, - то, если бы этой даме потребовалось внимание мужчин в принципе, то да.. кто-то конкретный не нужен, им бы мог стать кто угодно, но раз уж, как ты говоришь, объект вожделения у нее вполне определенный, то соответственно, делай выводы...
- Ну а почему ей самой не собрать его семя, - произнести слово «сперма» язык не поворачивался, - тем более ... фу мерзость какая, ей же придется зелье выпить — ведьму от отвращения аж передернуло...
- Ханжа ты, - фыркнула кошка, - все дело в той же пресловутой страсти...пусть она даже его опоит его, склонит к близости...
- Я поняла тебя.. но при чем тут я? С чего ты взяла... - возмущением перехватывало дыхание, заставляя фразы обрываться на полуслове, тем более мало того, что мне придется спать с незнакомым мужчиной, подобно проститутке, так еще с возлюбленным моей клиентки.. где этика? Справедливость в конце концов?
- Подобно проститутке, - передразнила ее кошка..- неожиданно, я думала ты скажешь «куртизанке».. Нет, ну надо же.. из всех ведьм мне попалась та, что думает о нравственности. Дорогая, множество ведьм до тебя, а еще столько же после, пользовались и будут пользоваться тем, что дала им природа, получая от мужчин все, чего они пожелают.. так записано в книге Времен и никто этого не изменит, ни ты, ни я, ни сами мужчины.. На роду у тебя написано использовать их как инструмент достижения цели... Так что, коли ты того захочешь, он пойдет за тобой хоть на край Света.. Но по-моему, дело тут не в этике, ты сомневаешься в своих силах, чаровница...
- Ха! Вот еще..- с дерзкой улыбкой, во всяком случае, надеясь, что она получилась таковой, ведьма вскинула голову, спуская кошку с колен, поднимаясь.
- Вот и хорошо, кроме того, никто не заставляет тебя с ним спать. Говорю же, подключи фантазию...И да.. К чему был этот спектакль?
- Спектакль? - вопрос нагнавший ведьму уже у выхода из комнаты, заставил обернуться, кошка довольно жмурилась.
- Уж коль, ты не собиралась этого делать, чего так вырядилась? - Черная была довольна собой, подколка сработала безотказно, ведьме ответить было нечего, но отблеск несуществующей молнии отразился в ее зеленущих глазах.
- Скажи мне, почему я тебя слушаю? И кормлю еще...- процедила девушка сквозь зубы, признавая свое поражение..
- Потому что твой наставник, твой талисман, твой тотем.. и вообще ты всячески от меня зависишь, - покровительственным тоном проворковала кошка, возвращаясь на подоконник... Ведьма скрылась, а вскоре хлопнула входная дверь, - молодая еще, а поэтому глупая, но у тебя есть потенциал..- подумала кошка, с сожалением вздохнув, поединок за горбушку батона закончился , и теперь та сиротливо валялась посреди двора. -Пропустила-таки.

@темы: зарисовка

17:35 

Охотник за потерянными снами…

Не надо относиться слишком серьезно к жизни, все равно из нее вам живыми не выбраться...
Наверное, никто не любил ночь, как ее любил ОН.
И хотя сам себя он называл соней, да и считал себя таковым… все равно он был ночным странником, ибо его путь пролегал через мир грез, по дороге чужих снов…И стоило бы спросить, что он искал. Но ответа не знал даже он сам. Хотя причины и объяснения он все же находил. Людские сны откровеннее самих людей, здесь не смысла надевать маски, ибо можно быть кем угодно… Фантазия человека не связана цепями рамок, устоев, укладов, продиктованных жизнью, скорее, наоборот, во сне человек становился свободным. Что было ценного в чужих снах для него? Уроки, которые скрыты в каждом, даже на первый взгляд, бессмысленном сновидении. Зачастую люди не способны их увидеть, а как следствие внять им. А будь все иначе, скольких ошибок можно было бы избежать.
Наше знакомство с ним, как и следовало ожидать, вышло случайным. Нет-нет, я не поймала его в своем сне, ибо это невозможно. Просто однажды мне на глаза попался один из его рассказов. Это было хмурое осеннее утро, пролистываемая пресса лишь усугубляла и без того отвратительное настроение, сдобренное головной болью из-за меняющейся погоды. И уж конечно, от небольшого рассказа размером не больше печатной страницы я ничего не ждала, но… что-то зацепило.. и уже после первых двух строчек, я упивалась воцарившимся в душе спокойствием. Странно быстро подействовали на меня его слова. Читалось легко, я подобно бабочке порхала от одного предложения к другому. И брошенный взгляд за окно, когда вспорхнувшая с подоконника птица отвлекла меня, принес не меньше удивлений. А ведь серое небо.. оно не однотонное… в нем множество разных оттенков.. там, у горизонта, оно отдает синевой.. а чуть выше кажется свинцовым.. чуть правее, я вижу, как кучевые облака позолотило солнце, его лучам все-таки удалось прорваться через их толщу, и теперь открывшаяся взгляду картина, напоминает сюжет библейского повествования…
А позже.. я познакомилась с самим автором…Молодой человек производил впечатление жизнерадостного романтика, словно все беды и разочарования прошли мимо, ни разу его не коснувшись. Он оказался неожиданно галантным, вежливым, учтивым, обходительным, куртуазным.. выбирайте, что больше понравится, ибо все эти слова синонимы. Не допуская не то чтобы матерного, грубого выражения в моем присутствии, что и говорить, я была польщена. Он улыбался, шутил. Но сложность в общении с ним одна – не знаешь, когда он говорит серьезно. Казалось, что даже его собственное одиночество забавляет его. Этакий рыцарь старого Кодекса. Как и всех искателей, его отличало неуемное любопытство, хотя маскировал он его искусно …Сам же он был как тысяча отражений, какое истинно, а какое ложно? Порой он кажется ранимым, а иногда ты понимаешь, что перед тобой кремень, а не человек. Хотя он сказал, что я не там ищу, что все из-за моей страсти искать ту, другую сторону. Наверное, я потом пойму, что он хотел этим сказать.
Речь сама собой зашла о снах. Здесь мне нечего ему было рассказать, в последнее время я не вижу сновидений. Раньше мне снились плохие сны, развязка у которых всегда была практически одна и та же, за исключением одной, двух деталей. Теперь же не было никаких.
- Ты их потеряла? – безапелляционно заявил мой собеседник с неизменной улыбкой на, к слову, красивых губах. – Но я их найду… - а теперь в его глазах ясно читался азарт. Интересно посмотреть, что в них, даже не смотря на то, что они, как ты говоришь, были страшными. Мне еще тогда подумалось, что должно быть, точно так же выглядят коллекционеры, узнавшие о новой вещи, которая может стать еще одним ценным экспонатом в коллекции их жизни.
- Я буду благодарна.. – усмехнулась я, не шибко веря в успех мероприятия…
- Не стоит, ведь тебе я их не отдам… - он уже собрался уходить.
- Но.. как? – даже стало обидно как-то, в глубине души, на одной из дверей с таблички «ДЕТСТВО» сдули пыль. Заставив пробудиться те самые чувства и ощущения, когда тебе говорят: «Мы идем играть, но тебе с нами нельзя» или «мы тебя не возьмем»…
Видимо, прочитав по моему лицу эмоции, которые меня обуревали, он улыбнувшись, кивнул:
- Ладно, я сделаю тебе копию…
С этими словами он ушел, исчез, растворился между сном и реальностью.. А сколько еще вопросов вертелось в моей голове. Как он научился путешествовать меж снами? Когда понял, что умеет это? Его рассказы это и есть те самые, потерянные сны? Умеет ли он кошмары превращать в спокойные безмятежные сны? Когда он их находит, то где хранит? (Боже, как же глупо звучит каждый из них, и как же хочется получить ответ).
Но почему-то в глубине души.. у меня поселилось ощущение, что это далеко не последняя встреча.. и да.. он же обещал мне дать копю..


Зарисовка посвящается одному хорошему человеку, да, это тебе, Сказочник...

@темы: Зарисовка, сказки, посвящение

19:24 

Она и призрак его..

Не надо относиться слишком серьезно к жизни, все равно из нее вам живыми не выбраться...
Очередное порождение моего больного сознания, получившееся несколько скомканным

Что за странная расстановка.. Кресло напротив кровати, да еще и посреди комнаты. Приверженец строгих форм… вот и оно, кресло, квадратное, без завитков резьбы на ручках, без витых ножек, ха.. даже колесиков нет.. хотя нужны они.. колесики эти…? Как же противно скрипит кожа обивки, ты когда-нибудь в него садился? Интересно, потеет ли твоя ж.. кхм.. твой зад летом.. ах да.. натуральная кожа, все правильно…Сюжет страницы гламурного журнала, одна из вариаций модного интерьера…
Да, детка, у тебя есть деньги?...
Мысли ее вяло перетекали в голове, ни одна из них не имела ни определенного начала, ни четкого конца…
Новый скрип возвестил о том, что она поменяла положение, ложась поперек кресла, прислоняясь спиной к одному подлокотнику, через другой перекидывая строгую ногу.
И все-таки ты погорячился… вот сейчас, например, мне холодно… - продолжала она мысленный диалог с тем, кто спал головой к изножью кровати, на смятых простынях… - хотя… - кожа постепенно получая тепло ее тела, нагревалась. – не, ну все-таки, ответь мне, зачем оно стоит здесь? Или по замыслу персонажей должно быть трое? – слова, остались мыслями, а вот смех прозвучал вслух, но тихо, чтобы не тревожить чужого сна, так славно потрудившегося.
Она усмехнулась забавной до нелепости ситуации. Обычно все бывает наоборот, ты спишь, а он проснется посреди ночи и долго смотрит на тебя. Неужели так же похотливо скользит его взгляд.. неужели, его мысли настолько же пошлы? Как сейчас у нее.

Склоненная набок голова, и тяжелый локон, соскользнув по плечу, замер на груди… Преисполненная самодовольства, она скользит взглядом по второму обнаженному телу в комнате, которое, как уже было сказано, обездвижено сном на растревоженной .. сбитой, скомканной страстью постели. Она улыбается росчерку алых линий на сильной спине. Автограф, мать твою… А первое? Ее собственное…Испарина.. от нее тело стало липким, теперь любое движение воздуха заставляет кожу покрываться мурашками…И когда секс стал похож на схватку. А она такой циничной…Щелчок зажигалки и сизый дымок в потолок, под которым сгустилась ночь…

Оконное стекло покрывается инеем… Запрокидывая голову, она прикрывает глаза, покусывая большой палец той руки, в которой меж указательным и средним зажата сигарета. Вздрагивая в ожидании. На миг, воздух в комнате замирает, став ледяным, перехватывая ее дыхание.

С каких пор ты куришь? – голос тихий, извечно низкий, бархатистый, чуть с хрипотцой. Сука все-таки природа, что сделала его голос именно таким. Он завораживает, без разницы, какие слова он озвучивает, врезается в память, оставляя глубокие борозды в сознании, уже не забудешь.. и узнаешь..

С момента похорон… - сигаретный дым, остается горечью на губах, а ведь они были не так уж плохи…
Плохо, - в его голосе неподдельная печаль…
Да уж.. хорошего мало… - отзывается она, отрывая глаза. Встречаясь с мерцающим блеском его глаз, душу пронзает боль, но последняя задавлена волей, которая душит, давит гадину, беря под контроль, она же, воля, шлет на губы улыбку.
Должен сказать, что они крепкие даже для меня…- он, помолчав, усмехаясь добавляет, - были…
Ты отчитываешь меня? – она выразительно выгибает бровь, - сделай одолжение, открой форточку, иначе – кивок в сторону кровати, - проснется…
Не слышны его шаги, как не старайся, вслушиваясь в звуки, ты ничего не услышишь. На фоне окна, он становится совсем прозрачным, нечетким силуэтом, хотя она без усилий памятью восстановит все те черты, что украдены тусклым светом уличного фонаря. Ручка окна переведена в вертикальное положение, со слабым причмокиванием резиновой прокладки оконная рама, приоткрывается. Его ладони касаются подоконника, идеально-ровного, без единой трещинки, без малейшей зацепки. Она чувствует усмешку. В доме его подоконник был деревянным, периодически, дерево, рассыхаясь, заставляло краску растрескаться, облупившись, слетать на пол. И когда поддонник становился совсем уж неприглядным, он, находя время в своем плотном графике немного времени, зачищал его и вскрывал свежим слоем краски.
Пущенный в его сторону сигаретный дым, словно проявитель.. разбиваясь о него.. делал черты ровнее.. четче…
Как же много белого в этой комнате…. – ее стройные ноги, соскользнули с подлокотника, локти уперлись в колени, подбородок коснулся сложенных ладоней, сигарета подрагивала в тонких пальцах, роняя пепел на пол, - холодно…- взгляд замер на алом узоре тонкого кружева ее нижнего белья, комком лежащего у ножки кровати.
Он отошел во мрак, сгустившийся в углу комнаты… оттуда наблюдая за ней.
Ты простудишься… - констатировал он, его слова звучали безапелляционно.. – да.. и тебе стоит бросить курить…ты и сама знаешь к чему это приводит.. – многозначительно.
Ты умер от выстрела, а не из-за сигарет… - голос ее стих.. раньше произнести его имя вслух было невыносимо больно, казалось, что сердце вырвать проще, теперь язык не поворачивался…боль никуда не ушла.. просто стала привычной…
А мог и из-за них… - последовал ответ…
Она, поведя плечом, фыркнула, легко поднимаясь, на ходу подхватывая одну вещь за другой…кожей чувствуя его взгляд на себе, родной и невыносимо нужный, но такой далекий, недосягаемый..
Хотя я не знаю, что лучше… - продолжил он – уходишь? – нотки его голоса отозвались сарказмом…
Да.. пора… - она отказалась от душа, отложив его до прихода домой. Странная брезгливость, но у каждого свои тараканы в голове.
Ну а он? – опять же особой обеспокоенности о судьбе другого, она в его голосе не различила.
А что он…? - Взгляд через плечо, на спящего, - проспит до утра…я его.. эм.. несколько измотала - ожил экран сотового телефона, пара нехитрых движений.. и телефонный номер удален из памяти, а вместе с ним и смс-сообщения, и список звонков. Словно так можно было стереть человека из жизни. Раньше это казалось ей невозможным, сейчас же она с легкостью обрубала все имеющиеся связи, через неделю она даже не вспомнит, как его звали. И пусть кто-нибудь попробует ее за это осудить.
И чем он тебе не угоден? – смешок у самого уха. Она поежилась. А для него это было равносильно пощечине. Вызывать у нее неприязнь – есть ли наказание хуже?
Она пожала плечами, оставив мысль: «он – не ты» при себе. – не срослось… - поворачиваясь, его взгляд остался прежним.. пронзительным и строгим.. смягчающимся лишь спустя несколько секунд, казалось, что выдержать его теперь стало сложнее. Черные глубокие тени залегли под его глазами. Что ни говори, но смерть есть смерть .. и она совершенно не красит. Она была готова поклясться, что чувствует запах пороха, стоило ему приблизиться.
Гони мысли прочь… - он словно прочел их, хотя и тогда, еще при жизни, ему особого труда не составляло понять о чем она думает, - всех моих способностей не хватит, чтобы скрыть от тебя правду… - его тело вздрогнуло.. он отрицательно качал головой, но она уже не могла отпустить воспоминаний о том роковом дне, когда три выстрела оборвали одну жизнь, а другую исковеркали до неузнаваемости. Он зажмурился, ладони его сжались в кулаки.
Взгляд мимо него.. в стену… на которой замерла ее тень. Бредовая идея… призрак – тень в мире живых.. она подняла руку, ее тень безошибочно повторила ее движение… еще одно движение руки.. и тень касается его плеча.. он вскинул голову…а она кончиками пальцев ощутила холод прикосновения…
Чертовка… - он улыбнулся, глядя на ее тень, - спасибо… - странно, что желание согреть ее стало сильнее с тех пор, как он утратил эту возможность. Не потому ли он отпускал ее каждый раз, разрешая кому-то другому сделать это за него. Да и было ли у него право запретить? Конечно, нет. Со смертью уходит многое, но вот ревность осталась, осталась вместе с любовью к ней. И сейчас, не испытывал ли он садистский приступ радости, представляя, как этот парень проснется, а ее уже нет. Он наверняка позвонит, а может и нет. Хотя они все звонят…Он знал, что был эгоистом, он лишком долго боролся за право обладать ею, чтобы утратить его с безвременной кончиной.
И сейчас она закрывает дверь в чужую квартиру, а вместе с ней в чужую жизнь. А он пойдет следом.. незримым для других охранником . Он будет делать тоже, что и всегда- отгорождать ее от напастей, в любом их проявлении.
Любовник при жизни, Ангел-Хранитель после нее…Он не уступит ее никому, даже смерти…

Прости меня, если сможешь...


@темы: зарисовка

21:18 

Он и она

Не надо относиться слишком серьезно к жизни, все равно из нее вам живыми не выбраться...
...Когда мы бьем в осколки мир,
Чтоб сделать ярче жизнь друг друга...
На пепелище будет пир..
Да. Мы умели врать друг другу...
Сжигая судьбы до конца...
Чтобы ни грамма не осталось...
Стираем память без следа...
Без сожаления прощаяясь..
Со всем, что было...
Ты и я..., что мы оствим...
Что будет дальше...
ты и я...



Он возвращается домой. Уже давно перевалило за полночь. Ненормированный рабочий день.. плавающий график. Вставать посреди ночи, возвращаться по ночам. Для него слова "понедельник", "вторник", "среда" и так далее, будний или выходной день перестали иметь значение, у него их нет. Он острожно поворачивает ключ в замке, стараясь не греметь остальной связкой. В прихожей оставили свет, озаботясь о том, чтобы он не шарахался в потемках в поисках выключателя. Он осторожно снимает с плеча сумку, бесшумно ставя ее на пол, в другой раз он бы ее попросту сбросил, но нет, шуметь нельзя. В прихожей пахнет ее духами. Новые. Но она не изменяет себе. Ненавязчиво сладкие, легкие, чуть игривые, как она сама. Тапочки, аккуратно стоящие у полки для обуви. В этом вся она. Предусмотрительность. А самому бы пришлось искать их по всей квартире. Яркий свет на кухне режет глаза, усталость разбирает тело на части. Но он не привык жаловаться. Его работа - его выбор. На кухонном столе стоит тарелка, накрытая крышкой. Он смотрит на часы, еще пятнадцать минут и будет четыре. Она позаботилась о том, чтобы он не умер голодной смертью. Рядом записка. У нее размашистый почерк, а буквы легли неровно, что говорит о том, что она устала, но видно, она специально избегала завитушек и прописывала каждую букву, чтобы ему не пришлось напрягаться, разбирая, гадая словно ребус. Смешная. Это подробная инструкция, как разогреть приготовленный ужин. "Обязательно сними крышку" .. Можно подумать, что он не сделал бы этого.
Но слова не вызывают раздражения, на душе становится теплее, хотя нет... в этот момент ты осознаешь, что у тебя есть душа...

Она спит. Она видит сон, не самый приятный. Хотя, кошмарами она мучается с давних пор, и теперь даже нельзя назвать это мучениями, она к ним привыкла. Работа накладывает свой отпечаток на ее сны, но ведь ее работа - ее выбор... Не стоит жаловаться. Часто, вечерами, она остается одна. Тогда приходит грусть. Она ловит себя на мысли, что скучает по нему, что чаще смотрит в окно, что чувствует холод.
Она спит и не слышит, как он возвращается, ни скрежета ключа в замке, ни захлопнувшейся двери. Она не слышит, как он ходит. Но чувствует, как он улыбается, читая ее записку. Как он задумчиво смотрит на рисунок, накарябаный ею на листке, а потом ищет нужную кнопку, следуя схеме. Вот он изогнув бровь, сверяет показатели на небольшом экранчике с тем, что написано в ее записке и жмет "пуск". Но она не слышит, как писком микроволновая печь возвестит о начале работы, а потом троекратным - о ее завершении. Она не услышит и шум воды в ванной.

Он крадется в спальню. Осторожно присажевается на кровать, а потом так же осторожно забирается под одеяло, чтобы не нарушить ее сна. Не удержавшись, он обнимет ее за талию.. " .. и зачем ты только сидишь на диете?..." этот вопрос шептом сорвется с губ.. и он подтащит ее к себе поближе.. она засопит, как еж... инстинктивно цепляясь за край кровати.. и тогда он придвинется сам. Зарываясь лицом в волосы...

Сон становится все напряженнее, хочется проснуться, но не получается... вот кровать рядом с ней прогнулась... он дыханием щекочет ее кожу, колет щетиной... носом холодным и прямо к уху... бррр.. но как же приятны его прикосновения... ладони .. холодные.. еще более холодные, чем нос... аааааааа! ааа.... пусть... хорошо... сильные руки... не просыпаться, через пару часов на работу... не просыпаться... глаза открываются сами собой, она поворачивается в его руках...
Он, изумленно выгибая брови: нет..
Она, еще сонно улыбаясь: даааа...
Он, наигранно испуганно: нееееет...
Она, потянув одеяло на себя: да...
Он, подаваясь навстречу: даааа....


Однажды, она сказала ему о том, что готова не только принять любые страдания, но и умереть за него. Он тогда подумал, что он тоже на это готов. Но спустя еще какое-то время, сидя рядом с ней на диване, смотря фильм, он оцепененл, когда глядя на нее, осознал, что ради нее он не только пойдет на смерть. Тогда он взял ее за руку, она уже по привычке переплела пальцы с его, он едва ощутимо сжал ее ладонь, и тогда она повернулась. Он произнес, глядя ей в глаза: Знаешь, я не только отдам жизнь ради тебя, я за тебя готов убить... Она прижалась щекой к его плечу....

Она была совсем не против того, что на нее повесили ярлык "частная собственность. нарушение данного права неминуемо влечет за собой ответственность", теперь она стала носить его как медаль...

@темы: зарисовка

Кровавая купель

главная